Николай II

Эта статья является кандидатом в избранные
Материал из «Знание.Вики»
Николай II
Портрет Николая II, художник Илья Галкин, 1898 год
Портрет Николая II, художник Илья Галкин, 1898 год
Личный герб Его Императорского Величества
20 октября (1 ноября1894 — 2 (15) марта 1917
Коронация 14 (26) мая 1896
Глава правительства Николай Бунге (1887—1895);
Иван Дурново (1895—1903);
Сергей Витте (1903—1906);
Иван Горемыкин (1906);
Пётр Столыпин (1906—1911);
Владимир Коковцов (1911—1914);
Иван Горемыкин (1914—1916);
Борис Штюрмер (1916);
Александр Трепов (1916);
Николай Голицын (1916—1917)
Предшественник Александр III
Преемник Михаил II (де-юре)
Георгий Львов (как министр-председатель Временного правительства)
Наследник Георгий Александрович (1894—1899)
Михаил Александрович (1899—1904)
Алексей Николаевич (1904—1917)
20 октября (1 ноября1894 — 2 (15) марта 1917
Предшественник Александр III
Преемник титул упразднён
20 октября (1 ноября1894 — 2 (15) марта 1917
Предшественник Александр III
Преемник титул упразднён
Флаг
Верховный главнокомандующий всеми сухопутными и морскими силами Российской империи
23 августа 1915 — 15 марта 1917
Предшественник Николай Николаевич

Рождение 18 мая 1868(1868-05-18)
Царское Село, Санкт-Петербургская губерния, Российская империя
Смерть 17 июля 1918(1918-07-17) (50 лет)
Екатеринбург, Пермская губерния, РСФСР
Место погребения В 1918 году предположительно тайно захоронен в лесу у деревни Коптяки Пермской губернии, в 1998 году останки перезахоронены в Екатерининском приделе Петропавловского собора
Отец Александр III
Мать Мария Фёдоровна
Супруга Александра Фёдоровна
Дети Ольга Николаевна, Татьяна Николаевна, Мария Николаевна, Анастасия Николаевна и Алексей Николаевич
Отношение к религии православие
Монограмма Монограмма
Награды
Военная служба
Годы службы 1887—1892
Принадлежность  Российская империя
Род войск Российская императорская армия
Звание Полковник гвардии
(Российская империя)
Фельдмаршал и Адмирал флота
(Великобритания)
Сражения Китайский поход (1900—1901)
Русско-японская война
Революция 1905—1907 годов в России
Российская интервенция в Персию
Первая мировая война
Среднеазиатское восстание 1916 года

Никола́й II Алекса́ндрович (6 [18] мая 1868, Царское Село17 июля 1918, Екатеринбург) — последний император Всероссийский, царь Польский и великий князь Финляндский (20 октября [1 ноября18942 [15] марта 1917) из императорского дома Романовых. Полковник гвардии (1892); от британских монархов имел звания адмирала флота (28 мая [10 июня1908) и фельдмаршала британской армии (18 [31] декабря 1915). Георгиевский кавалер (25 октября (7 ноября1915)Перейти к разделу «#Звание»

В связи с событиями на Ходынке (18 (30) мая 1896 года) и Кровавым воскресеньем (9 (22) января 1905 года) прозван радикальной оппозицией «Николаем Кровавым»[1]. Царствование Николая II было ознаменовано экономическим развитием России и вместе с тем провальной внутренней политикой, ростом протестного движения, вылившегося в Первую русскую революцию (9 (22) января 1905 — 3 (16) июня 1907 годов), Февральскую буржуазно-демократическую революцию (23 февраля (8 марта) — 3 (16) марта 1917 года) и Великую Октябрьскую социалистическую революцию (25 октября (7 ноября1917); внешняя политика ознаменовалась расширением влияния России на Дальневосточном направлении, поражением в Русско-японской войне (27 января (9 февраля190423 августа (5 сентября1905), участием России в тройственной Антанте против Тройственного союза в период Первой мировой войны (28 июля 191411 ноября 1918).

2 (15) марта 1917 года после Февральской буржуазно-демократической революции, Николай II был вынужден отречься от престола, после чего по решению Временного правительства находился вместе с семьёй под домашним арестом, а затем в ссылке в Тобольске. Весной 1918 года после Великой Октябрьской социалистической революции по решению новой власти находился в ссылке в Екатеринбурге, где 17 июля 1918 года был расстрелян вместе с семьёй и приближёнными в подвале дома Ипатьева. В 1981 году Николай II был прославлен Русской зарубежной церковью как мученик, а 20 августа 2000 года вместе с женой и детьми был канонизирован Русской православной церковью как святой и христианский мученик.

Биография

Происхождение

Николай Александрович родился 6 [18] мая 1868 в Царском Селе в семье императора Александра III (26 февраля [10 марта1845 — 20 октября [1 ноября1894) и императрицы Марии Фёдоровны (14 (26) ноября 1847 — 13 октября 1928), дочери датского короля Кристиана IX. У Николая было три брата и две сестры: Александр (26 мая (7 июня1869 — 20 апреля (2 мая1870), Георгий (27 апреля (9 мая1871 — 28 июня (10 июля1899), Ксения (25 марта (6 апреля1875 — 20 апреля 1960), Михаил (22 ноября (4 декабря1878 — 13 июня 1918) и Ольга (1 (13) июня 1882 — 24 ноября 1960). Сразу после рождения, был наречён традиционным романовским именем Николай[2]. Был назван в память цесаревича Николая Александровича (1843—1865), при этом совпадали имена, отчества, тезоимённые святые самих цесаревичей (Николай Мирликийский) и их отцов (Александр Невский)[3]. Крещение Николая было совершено 20 мая 1868 года духовником императорской семьи протопресвитером Василием Бажановым в Воскресенской церкви Большого Царскосельского дворца; восприемниками были: император Александр II, королева Датская Луиза Гессен-Кассельская, наследный принц Датский Фридрих, великая княгиня Елена Павловна[4]. С рождения Николай титуловался Его императорское высочество великий князь Николай Александрович. 1 [13] марта 1881 года после гибели вследствие теракта, его деда, императора Александра II, и восшествия на престол отца, императора Александра III, стал наследником престола с титулом «наследник цесаревич».

Воспитание и образование

В раннем детстве воспитателем Николая и его братьев был англичанин Карл Осипович Хис. С 1877 года официальным воспитателем Николая как наследника был назначен член Главного военно-учебного комитета, генерал-майор Григорий Данилович. В рамках гимназического курса Николай получил домашнее образование; в рамках специальной программы, с 1885 по 1890 год он проходил курс обучение на государственном и экономическом отделениях юридического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета, а так же закончил спецкурс при Николаевской академии Генерального штаба. Учебные занятия велись в течение тринадцати лет: первые восемь лет были посвящены предметам расширенного гимназического курса, где особое внимание уделялось изучению русской литературы, политической истории, немецкого, французского и английского языков, которым Николай владел как родным[5][6]); остальные пять лет были посвящены изучению военного дела, юридических и экономических наук. Церковному законодательству, богословию, истории церкви и религии он проходил обучение у духовника императорской фамилии Иоанна Янышева[7]. Курсы лекций Николаю читали такие выдающиеся учёные как: Ц. А. Кюи, Н. Х. Бунге, Н. Н. Бекетов, М. И. Драгомиров, Н. Н. Обручев и К. П. Победоносцев[8].

В программу образования Николая входили путешествия по различным губерниям России, которые он совершал вместе с императором. В довершение образования Александр III выделил в его распоряжение крейсер «Память Азова» в составе эскадры для восточного путешествия на Дальний Восток. Николай со свитой, за девять месяцев посетил Австро-Венгрию, Грецию, Египет, Индию, Таиланд, Китай, Японию. 29 апреля [11 мая] 1891 года в Японии на Николая было совершено покушение. Позже сухопутным путём из Владивостока через всю Сибирь возвратился в Петербург. [9].

В качестве наследника престола

6 (18) мая 1884 года, Николай по достижении совершеннолетия для наследника, принёс присягу в Большой церкви Зимнего дворца, о чём извещалось высочайшим манифестом[10]. Первым опубликованным от его имени актом был рескрипт на имя московского генерал-губернатора Владимира Долгорукова: 15 тысяч рублей для распределения, по усмотрению того, «между жителями Москвы, которые наиболее нуждаются в помощи»[10]. Как и все прошлые наследники престола, Николай особое внимание уделял военной службе в рядах старой гвардии: первые два года Николай служил младшим офицером в рядах Преображенского лейб-гвардии полка. Два летних сезона он проходил службу командиром эскадрона в рядах Гусарского лейб-гвардии полка, после чего, проходил лагерный сбор в рядах гвардейской артиллерии. 6 (18) мая 1889) года Николай становится флигель-адъютантом у своего отца. 6 (18) августа 1892 года, в возрасте двадцати четырёх лет, Николай был произведён в полковники гвардии. В то же время император Александр III вводит его в курс дел по управлению страной, приглашая участвовать в заседаниях Государственного совета и Кабинета министров. В 1892 году по предложению министра путей сообщения Сергея Витте, для приобретения опыта в государственных делах, Николай был назначен председателем комитета по постройке Транссибирской железной дороги.

Начало правления Николая II

Император Николай II и императрица Александра Фёдоровна (1894)
Портрет императора Николая II. Худ. Н. Я. Яш (Н. Яшвиль?), 1896 г.
Россия. Император Николай II с имп. Австро-Венгрии Францем-Иосифом I. 1897 г.
Петербург. Визит президента Франции Фора к императору Николаю II. 1897 г.

20 октября (1 ноября1894 года скончался император Александр III, и на следующий день после обнародования высочайшего манифеста состоялось вступление Николая II на престол[11]. 14 (26) ноября 1894 года в Большой церкви Зимнего дворца состоялось бракосочетание Николая II и Александры Фёдоровны (урождённой принцессы Виктории Алисы Елены Луизы Беатрисы Гессен-Дармштадтской), четвёртой дочери великого герцога Гессенского и Прирейнского Людвига IV[12].

В 1894 году одними из первых кадровых решений императора было увольнение с поста генерал-губернатора Царства Польского генерал-адъютанта Иосифа Гурко. В начале 1895 года он назначил на пост министра иностранных дел Алексея Лобанова-Ростовского. 27 марта (8 апреля1895 года в результате обмена нотами между Россией и Великобританией, было установлено разграничение сфер влияния в районе Памира, на восток от озера Зор-Куль, по реке Пяндж; Памирская волость вошла в состав Ошского уезда Ферганской области; А на русских картах Ваханский хребет получил обозначение хребет императора Николая II[13]. 11 (23) апреля 1895 года в начале правления Николая II состоялся первый крупный международный акт России совместно с Францией и Германией о предъявлении требований к Императорской Японии о пересмотре условий Симоносекского договора с Китаем и об отказе Японии от притязаний на Ляодунский полуостров находящийся в северо-восточной части Китая (провинция Ляонин) между Ляодунским и Западно-Корейским заливами Жёлтого моря.

17 (29) января 1895 года состоялось первое публичное выступление Николая II в Петербурге в Николаевском зале Зимнего дворца пред депутациями дворянства, городов и земств, прибывших «для выражения их величествам верноподданнических чувств и принесения поздравления с бракосочетанием». При встрече с ними Николай II произнёс:

Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начала самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный родитель[14]

«Коронация Николая II и Александры Федоровны», художник Лауриц Туксен, 1898

14 (26) мая 1896 года состоялась Коронация Николая II и Александры Фёдоровны. В связи с событиями на Ходынке (18 (30) мая 1896 года) и Кровавым воскресеньем (9 (22) января 1905 года) был прозван радикалами «Николаем Кровавым»[1].

С 28 мая (9 июня) по 1 (13) октября 1896 года Николай II посетил проходившую в Нижнем Новгороде Всероссийскую промышленную и художественную выставку. В 1896 года состоялось формальное признание правительством России правительства Болгарии Фердинанда I.

В этом же году российский император вместе с товарищем министра иностранных дел Николаем Шишкиным совершил вояж в Европу, где встречался с императором Австрии Францем-Иосифом I, германским императором Вильгельмом II и королевой Англии Викторией. В сентябре 1896 года ко времени приезда российского императора в Великобританию произошло резкое обострение отношений между Англией и Османской империей, связанное с геноцидом армян в Османской империи, и одновременным сближением России и Османской империи; Будучи в замке Балморал у королевы Виктории, российский император, в общих чертах согласившись на совместную российско-английскую разработку проекта реформ в Османской империи, однако отверг английские предложения чтобы взамен уступок по вопросу о Черноморских проливов сохранить Египет за Англией и сместить османского султана Абдул-Гамида II[15]. Европейское турне российского императора завершилось поездкой во Францию, где французам удалось склонить его к утверждению совместных инструкций послам России и Франции в Османской империи. Были приняты французские предложения по египетскому вопросу, в том числе гарантии нейтрализации Суэцкого канала и по расширению полномочий Управления внешнего Оттоманского долга, в которое Россия должна была отправить своего делегата. В целом, был сделан большой шаг в сторону установления над Турцией международного контроля, что по мнению премьера Сергея Витте, и министерства иностранных дел в лице Владимира Ламздорфа и посла в Османской империи Александра Нелидова было невыгодно России[16]. С чем позже согласился и сам император, поменяв свою точку зрения. По этому поводу министр иностранных дел с досадой писал: «Молодой государь меняет свои точки зрения с ужасающей быстротой»[17].

23 ноября (5 декабря1896 года под председательством Николая II был подготовлен и на совещании Совета министров одобрен Российский план десантной операции на Босфоре, однако позже от высадки десанта на Босфор было решено отказаться[18]. К концу 1896 года Россия вновь вернулась в русло, определённое Витте и Лобановым-Ростовским: замораживание Восточного вопроса, укрепление Франко-русского союза и прагматичные отношения с Германской империей. В 1897 году после греко-турецкой войны российские войска приняли участие в международной миротворческой операции на Крите. В этом же году в Россию прибыли император Австрии Франц-Иосиф, император Германии Вильгельм II и президент Франции Феликс Фор чтобы отдать визит Николаю II; в ходе визита императора Франца-Иосифа между Россией и Австрией было заключено десятилетнее соглашение.

3 (15) февраля 1899 года Николаем II был принят Манифест о порядке законодательства в Великом княжестве Финляндском[19] который вызвал массовое недовольство и протесты у местного населения, воспринимающее его как посягательство на права автономии Финляндии[20].

28 июня (10 июля1899 года вышел Манифест о кончине «наследника цесаревича и великого князя Георгия Александровича» и гласил далее: «Отныне, доколе Господу не угодно ещё благословить нас рождением сына, ближайшее право наследования Всероссийского престола, на точном основании основного Государственного Закона о престолонаследии, принадлежит любезнейшему брату нашему великому князю Михаилу Александровичу»[21]. 7 июля того же года вышел именной высочайший указ, который повелевал именовать последнего «государем наследником и великим князем»[22].

Образование и грамотность в Российской империи

В 1897 году впервые проведённая Всероссийская перепись населения, показала, что численность населения России составила сто двадцать пять миллионов человек, для восьмидесяти четырёх миллионов из которых, русский язык являлся родным. Грамотность в России на тот период между различными слоями населения была довольно низкой. К началу XX века разрыв по уровню грамотности населения между Российской империей и развитыми странами мира становится максимальным[23]. Из за катастрофической проблемы неграмотности населения, Министерство народного просвещения было вынуждено в 1906 году выработать проект всеобщего начального образования, который был принят правительством 3 мая 1908 года. В основе этого проекта, а потом и закона, было открытие школ по всей российской территории и увеличение ассигнований на народное образование в целом, основной же задачей нового закона было оказание всеобщего начального образования вне зависимости от национальной или классовой принадлежности всему российскому населению[24]. В результате этих реформ в области образования, уже к 1916 году на территории России было открыто и функционировало около ста сорока тысяч школ различных видов[25]. На 1913 год бюджет Министерства народного просвещения составлял более сто сорока двух миллионов рублей[26]. Среднее-техническое и высшее специальное образование в Российской империи так же не обошло вниманием царя, который писал:

Я считаю, что Россия нуждается в открытии высших специальных заведений, а ещё больше в средних технических и сельскохозяйственных школах, но что с неё вполне достаточно существующих университетов. Принять эту резолюцию за руководящее моё указание[27]

В период правления Николая II, Российская империя достигла больших результатов в инженерном и естественнонаучном образовании, и к 1914 году наряду с США, обойдя Германскую империю стала одним из лидеров в области технического образования[28][29][30]. В результате проведённых реформ образования, Россия в области непрерывного образования становится одним из лидеров обойдя многие страны мира[31].

Экономическая политика государства

В 1895—1897 годах в Российской империи была осуществлена денежная реформа Сергея Витте, установившая свободный обмен кредитных билетов на золотой стандарт. Реформа означала так же девальвацию рубля. Подготовка реформы началась в 1880-х годах и была вызвана неустойчивостью денежной системы. В феврале 1895 года министр финансов Витте представил Николаю II доклад о необходимости введения золотого обращения. Витте принял решение ввести золотой стандарт, принятый в Англии, а не золото-серебряный как во Франции[32]. В декабре 1895 года был установлен курс Государственных кредитных билетов 1892—1895 годов в размере семь рублей сорок копеек за золотой полуимпериал номиналом пять рублей (с 1896 года — семь рублей пятьдесят копеек). 29 августа 1897 года был издан указ об эмиссионных операциях Государственного банка, получившего право выпуска Государственных кредитных билетов 1898—1899 годов, свободно и без ограничений размениваемых на золото. Чеканились пяти и десяти рублёвые золотые монеты[33].

В своих воспоминаниях министр финансов и премьер-министр граф Владимир Коковцов писал:

В 1897 году, как известно, Россия перешла на систему денежного обращения и установила в 1899 году чрезвычайно строгие основания для выпуска в народное обращение кредитных билетов, обеспечиваемых наличным золотом, принадлежащим Государственному банку. Только выпуск первых 300 млн руб. мог быть произведен без покрытия его золотом, а всякое дальнейшее увеличение количества бумажных денежных знаков, выпускаемых в обращение, допущено не иначе, как с обеспечением его золотом рубль за рубль. До самого наступления войны 1914—1918 г.г. этот закон ни разу не был нарушен. Его не расстроила ни русско-японская война, ни внутренняя смута 1905—1906 г.г. В своем месте мною приведены об этом необходимые разъяснения. Это исключительное обстоятельство заслуживает того, чтобы иллюстрировать его хотя бы несколькими цифрами для того, чтобы напомнить, что было в России до постигшей её в 1917 году катастрофы и что утрачено с тех пор. Эмиссионное право, то есть выпуск кредитных билетов в обращение, принадлежало исключительно Государственному банку, чисто правительственному учреждению, которое и располагало всем принадлежащим ему запасом золота в монете и слитках, обеспечивающих все количество бумажных денег, выпущенных в народное обращение. К началу 1904 года запас золота в Государственном банке в России составлял 900 млн руб. Он понизился на незначительную, правда, сумму, до 880 млн руб. к началу 1906 года, но затем под влиянием двух операций, совершенных в том же году во Франции, и наступившего улучшения в нашей внешней торговле он стал быстро повышаться, начиная с 1908 года, и дошел к концу 1913 года до суммы свыше 1,680 млн руб. Общий же запас золота, принадлежавшего Государственному банку и Государственному казначейству как в России, так и у заграничных корреспондентов, был значительно более; он равнялся в 1904 году 1,100 млн руб. и, беспрерывно вырастая из года в год, достиг к концу 1913 года 2,170 млн руб. В то же время, выпуск кредитных билетов в обращение составлял: к началу 1904 года — 580 млн руб. при запасе золота в 900 млн руб, и, постепенно повышаясь под влиянием оживления в торговом обороте и во всей экономической жизни, дошел к концу 1913 года до 1,670 млн руб при той же сумме, принадлежавшего Государственному банку золота в России и, следовательно, с фактическим золотым покрытием билетного обращения в 100 %.»[34]

Как и в других странах мира, бурное развитие промышленности в Российской империи, сопровождалось появлением рабочего движения. По мере увеличения этого движения, начинают выдвигаться различные требования к руководителям предприятий, в том числе связанные с улучшением условий и оплаты труда рабочих. В России растёт стачечное движение. 2 (14) июня 1897 года после массовых рабочих стачек правительство было вынуждено пойти на уступки рабочему движению и издать закон об ограничении рабочего времени, которым был установлен максимальный предел рабочего дня не более одиннадцати с половиной часов в обычные дни и десять часов в субботу и предпраздничные дни или если хотя бы часть рабочего дня приходилась на ночное время[35]. В 1898 году на фабриках, имевших более сто рабочих, вводилась бесплатная медицинская помощь, охватившая семьдесят процентов общего числа фабричных рабочих. В июне 1903 года были утверждены «Правила о вознаграждении потерпевших от несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности»[36], которые обязали руководителей предприятий выплачивать пособие и пенсию потерпевшему работнику или его семье в размере до шестидесяти шести процентов его содержания. Для подрыва революционного влияния в рабочей среде, правительством предпринимались попытки создания рабочих организаций подконтрольных полиции, для улаживания мелких конфликтов с фабрикантами, но при этом которые поддерживали бы существующий государственный строй и не выдвигали бы политических требований к правительству. С 1905 года на волне революционного движения начинается создание нелегальных профсоюзов, и правительство было вынуждено принять «Временные правила об обществах и союзах», которые разрешали профсоюзные организации, только под строгим надзором полиции и категорически запретив всероссийские объединения профсоюзов. С 1906 года после спада революционного движения правительство начинает резкое сокращение профсоюзных движений и репрессии по отношению к их лидерам[37]. 23 июня (6 июля1912 года в Российской империи был принят закон по которому вводилось обязательное страхование рабочих от несчастных случаев и болезней.

В 1885—1913 годы темпы роста промышленного производства составляли в среднем до пяти процентов в год, а сельскохозяйственного производства два процента в год. Угольная промышленность в Донбассе в ходе индустриализации увеличилась в 1913 году до двадцати четырёх миллионов тонн. Добыча угля началась в Кузнецком угольном бассейне на юге Западной Сибири. Так же продолжалось развитие добычи нефти новых месторождений в окрестностях Северо-Кавказского и Средне-Азиатского регионов. К 1913 году строительство железных дорог превысила семьдесят тысяч километров. По своей протяжённости железные дороги Российской империи уступали только США и превосходили любую другую европейскую страну, однако уступала крупнейшим европейским странам по обеспеченности железными дорогами на душу населения[27]. В 1895—1899 годах начало правления Николая II ознаменовалось бурным развитием железных дорог, которое однако к 1912 году заметно замедлилось[38].

В преддверии и в период Русско-японской войны

Первая Гаагская конференция 1899 года: заседание в оранжевом зале дворца Хюис тен Бош

Ещё в 1895 году Николай II предвидел возможность столкновения с Японской империей за влияние на Дальний Восток и готовился к этому, как в военном, так и в дипломатическом отношении[39].

2 (14) апреля 1895 года на докладе министра иностранных дел Алексея Лобанова-Ростовского о ситуации на Юго-Востоке, Николай II написал резолюцию, которая недвусмысленно намекала на его желание дальнейшего расширения российской зоны влияния в Корейской империи[40]. 22 мая (3 июня1896 года царь заключил Союзный договор между Российской империей и Китаем. Этот договор подразумевал совместные военные действия против Японии в случае её нападения на любую из сторон, в том числе на Корею. Договор также предоставил Российской империи право на постройку железнодорожной магистрали через территорию Маньчжурии на Владивосток, строительство и эксплуатация которой предоставлялось Русско-китайскому банку. Договор был заключён после полного разгрома Империи Цин в Японо-китайской войне (1894—1895) и практически полной ликвидации китайской армии и флота[41]. 8 (20) сентября 1896 года между Русско-Китайским банком и китайским правительством был подписан концессионное соглашение о строительстве Маньчжурской железной дороги. Железнодорожной магистрали, проходившей по территории Маньчжурии и соединявшая Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. Дорога построена в 1897—1903 годах как южная ветка Транссибирской магистрали. Строительство дороги было шагом по увеличению влияния России на Дальнем Востоке, укреплению российского военного присутствия на берегах Жёлтого моря на фоне экспансии Японии в Корее и Китае[42]. 15 (27) марта 1898 года Россией и Китаем была подписана Русско-китайская конвенция, которая предусматривала предоставление Российской империи в арендное пользование Порт-Артура (Люйшуня) и Дальнего (Даляня) и разрешала прокладку к этим портам железной дороги (Южно-Маньчжурская железная дорога) от одного из пунктов Маньчжурской железной дороги[43].

12 (24) августа 1898 года по поручению Николая II, министр иностранных дел граф Михаил Муравьёв вручил всем пребывающим дипломатам иностранных держав циркулярную ноту, которая среди прочего предлагала созвать конференцию о разоружении[44][45]. В 1899 и 1907 годах состоялись первая и вторая Гаагские мирные конференции, на которых были приняты международные конвенции о законах и обычаях войны, заложившие основу комплекса норм международного гуманитарного права. Первая Гаагская конференция была созвана по инициативе Российской империи, вторая — по инициативе Соединённых Штатов Америки[46][47].

В 1900 году совместно с войсками Европы, а так же Японии и США, Николай II был вынужден отправить русскую армию на подавление Боксёрского восстания войдя в военный альянс «восьми держав»[48].

Растущее влияние России в Маньчжурии, основание морской базы в Порт-Артуре, аренда Ляодунского полуострова и постройка Маньчжурской железной дороги сталкивались с интересами Японской империи, также претендующей на Маньчжурию. В октябре 1901 года Николай II говорил принцу Генриху Прусскому:

Столкновение неизбежно; но надеюсь, что оно произойдёт не ранее, чем через четыре года — тогда у нас будет преобладание на море. Это — наш основной интерес»[39]

В 1903 году спор из-за русских лесных концессий в Корее и продолжающегося русского освоения Маньчжурии привёл к резкому обострению русско-японских отношений. Несмотря на слабость российского военного присутствия на Дальнем Востоке, Николай II не пошёл на уступки, так как для России ситуация, по его мнению, была принципиальна, так как решался вопрос о преобладании на огромной территории относительно слабо заселённых просторов Маньчжурии и о выходе к незамерзающим морям. Япония же стремилась к полному своему господству в Корее и требовала, чтобы Россия очистила Маньчжурию. По мнению Сергея Ольденбурга, избежать борьбы с Японией Россия могла лишь ценой капитуляции и своего самоустранения с Дальнего Востока, и никакие частичные уступки не смогли не только предотвратить, но даже отсрочить решение Японии начать войну с Россией, в которой Япония и по существу, и по форме стала нападающей стороной[49][50].

В конце декабря 1903 года Главный штаб в докладной записке Николаю II обобщил всю поступившую разведывательную информацию, из которой следовало, что Япония полностью завершила подготовку к войне и ждёт лишь удобного случая для атаки. Кроме реальных доказательств неизбежности войны, военная разведка России смогла установить и практически точную дату её начала. Однако никаких экстренных мер со стороны Николая II и его окружения так и не последовало. Нерешительность высших должностных лиц привела к тому, что ни один из планов подготовки кампании против Японии, составленных военным министром генералом от инфантерии Алексеем Куропаткиным и дальневосточным наместником адмиралом Евгением Алексеевым при участии Главного морского штаба, так и не был осуществлён до конца[51][52]. В январе 1904 года Куропаткин обвинял министра внутренних дел Вячеслава Плеве в содействии развязыванию войны, на что тот отвечал: «Чтобы удержать революцию, нам нужна маленькая победоносная война»[53].

Высочайший Манифест 27 января 1904 года о начале военных действий с Японией

24 января (6 февраля1904 года посол Японской империи вручил ноту российскому министру иностранных дел Владимиру Ламздорфу, которая извещала о прекращении бесполезных по мнению Японии переговоров и о разрыве дипломатических отношений с Российской империей. Так же Япония отзывала из Петербурга свою дипломатическую миссию и оставляла за собой право прибегнуть к действиям которые они сочтут нужными для защиты своих интересов. 27 января (9 февраля1904 года вечером, японский императорский флот без объявления войны атаковал Первую Тихоокеанскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура.

27 января (9 февраля1904 года Николай II выпустил Высочайший манифест о начале военных действий с Японией[54]. 18 апреля (1 мая1904 года состоялось сражение на реке Ялу, первое значительное сражение русско-японской войны. Затем 11 августа (24 августа1904 года последовало Сражение при Ляояне. 5—17 октября 1904 года — Сражение на реке Шахе. 20 декабря 1904 (2 января 1905) года был сдан Порт-Артур. В ночь с 11 января (24 января1905 на 12 января (25 января1905 последовало Сражение при Сандепу и с 6 (19) февраля 1905 по 25 февраля (10 марта1905 год масштабное Мукденское сражение. Все эти сражения Русско-японской войны завершились разгромом русской армии[55].

По воспоминаниям современников, Николай II русской армии и флота с равнодушием, хладнокровием и каменным спокойствием [56][57]. Сам Николай II в своём дневнике так писал о сдаче Порт-Артура:

21-го декабря. Вторник. Получил ночью потрясающее известие от Стесселя о сдаче Порт-Артура японцам ввиду громадных потерь и болезненности среди гарнизона и полного израсходования снарядов! Тяжело и больно, хотя оно и предвиделось, но хотелось верить, что армия выручит крепость. Защитники все герои и сделали более того, что можно было предполагать. На то значит воля Божья![58]

Портсмутский мирный договор: с русской стороны (дальняя часть стола) — Г. А. Плансон, К. Д. Набоков, С. Ю. Витте, Р. Р. Розен, И. Я. Коростовец; с японской стороны (ближняя часть стола) — Адати Минэитиро, Отиай, Комура, Такахира, Когоро, Сато Йосимаро

14-15 (28) мая 1905 года Цусимское сражение окончательно решило исход войны, которое завершилось почти полным уничтожением русского императорского флота. 23 мая (5 июня1905 года Николай II, через посла США в Петербурге Мейера получил предложение президента Рузвельта о посредничестве для заключения мира. 30 мая (12 июня1905 года министр иностранных дел Ламздорф официальной телеграммой информировал американскую сторону о принятии посредничества президента США. Русскую делегацию на переговорах возглавил Сергей Витте. 7 — 31 июля 1905 года последовало Японское вторжение на Сахалин, совершённое Японией в преддверии мирных переговоров для занятия более выгодных позиций[59]. 23 августа (5 сентября1905 года русскими представителями Витте и Розеном в Портсмуте был подписан позорный для России Портсмутский мирный договор. По условиям которого, Россия признала Корейскую империю сферой влияния Японии, уступала Японии Южный Сахалин и права на Ляодунский полуостров с городами Дальний и Порт-Артур[60]. В своих мемуарах Витте признавался:

Не Россию разбили японцы, не русскую армию, а наши порядки, или правильнее, наше мальчишеское управление 140-миллионным населением в последние годы[61]

Первая русская революция

В конце 1904 года с началом русско-японской войны Николай II пошёл на некоторые уступки либеральным кругам, назначив вместо убитого эсером Созоновым министра внутренних дел Вячеслава Плеве генерала Петра Святополк-Мирского, считавшегося более мягким чем Плеве. 12 (25) декабря 1904 года правительством был издан высочайший указ Правительствующему сенату «О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка», в котором было прописано страхование рабочих, право земств, устранение цензуры и эмансипация иноверцев и инородцев[62]. Николай II обсуждая с графом Витте текст указа в присутствии великого князя Сергея Александровича сказал:

Я никогда, ни в каком случае не соглашусь на представительный образ правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне Богом народа[63]

Георгий Гапон и И. А. Фуллон в «Собрании русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга»

Впервые мысль обратиться к царю с челобитной была высказана Георгием Гапоном в начале 1904 года. В своих мемуарах он вспоминал, что на эту идею его навели беседы с Елизаветой Нарышкиной, статс-дамой при дворе царя Николая II. По её словам, Николай II был добрым и честным человеком, но лишённым твёрдости характера. В своём воображении Гапон создал образ идеального царя, не имевшего случая показать себя, но от которого только и можно было ожидать спасения России. «Я думал, — писал Гапон, — что, когда наступит момент, он покажется в настоящем своём свете, выслушает свой народ и сделает его счастливым»[64]. По свидетельству меньшевика Александра Сухова, уже в марте 1904 года Гапон охотно развивал свою идею на встречах с рабочими. «Народу мешают чиновники, — говорил Гапон, — а с царём народ сговорится. Только надо не силой своего добиваться, а просьбой, по-старинному»[65]. Примерно в то же время им была высказана мысль об обращении к царю коллективно, «всем миром». «Надо всем нам просить, — говорил он на одном собрании рабочих. — Мы мирно пойдём, и нас услышат»[66].

9 (22) января 1905 года по инициативе Гапона в Петербурге состоялось массовое прохождение рабочих к царской резиденции. Накануне (5—8 января 1905 года), на имя императора, Гапон с группой инициаторов составили челобитную, в которой вместе с экономическими содержались и требования политические. Основным требованием этого документа было введение народного представительства в виде Учредительного собрания и устранение бюрократии чиновничества. Составления челобитной и попытка вручить её Николаю II, стала следствием массовых стачек рабочих, в ходе которых они не получили поддержки действующей власти, что привело к радикализации конфликта. После того, как властям стало известно о политическом содержании челобитной, было принято решение не допускать шествие к резиденции царя, а при необходимости остановить их силой войск и полиции[67], [68][69]. К вечеру, 6 января властями создаётся военный штаб под руководством великого князя Владимира Александровича, после чего начинается стягивание войск в Петербург. 7 января на совещании Совета министров было принято решение не арестовывать Гапона и не объявлять военного положения[70]. 8 января, ситуация меняется после того, как министр двора граф Фредерикс передал приказ царя министру внутренних дел Святополк-Мирскому об аресте Гапона и объявлении военного положения, которое однако объявлено не было[71][72][73].

С утра 9 (22) января собравшиеся в рабочих районах Петербурга — за Нарвской и Невской заставами, на Выборгской и Петербургской стороне, на Васильевском острове и в Колпине — многолюдные колонны под руководством Гапона начали своё движение к Дворцовой площади Петербурга. Их общая численность доходила до сто сорока тысяч человек[74]. На заставах колонны были встречены войсками. Если толпу не удавалось рассеять атаками кавалерии, следовали винтовочные залпы. Часть рабочих прорвалась к Дворцовой площади, чтобы вручить петицию царю, который уехал в Царское Cело ещё вечером 6 января, и после уговоров разойтись была рассеяна залпами. На Невском проспекте при известии о расстрелах стали возникать стихийные митинги с радикальными лозунгами, разгорячённая толпа начала избивать полицейских, но действиями отряда под руководством полковника Римана была рассеяна огнём. На четвёртой линии Васильевского острова построили баррикаду с красным знаменем. В официальном докладе директора Департамента полиции Лопухина вина за произошедшее возлагалась на рабочих, утверждалось, что они, «наэлектризованные пропагандой», упорно стремились к центру города, невзирая на предупреждения и даже атаки кавалерии[75]а[67]. Двое погибших полицейских, так же погибли не от протестующих а от залпов пехотных частей[76][77]. 9 (22) января 1905 года было убито сто тридцать и ранено двести девяносто девять человек. К утру 10 января несмотря на протесты и попытки помешать могильщикам, часть убитых была срочно похоронена в общей могиле на Преображенском кладбище[75]. По подсчётам советских историков, войсками было убито около двухсот, а ранено до восемьсот человек[78]. Вечером 9 (22) января 1905 года Николай II записал в своём дневнике:

Тяжёлый день! В Петербурге произошли серьёзные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело![79]

События Кровавого воскресенья стали поворотным моментом в русской истории и положили начало Революции 1905—1907 годов. Революционная и либеральная оппозиция возложила всю вину за случившиеся лично на царя. Вечером 9 (22) января 1905 года скрывшийся от властей Гапон, написал петицию, в которой призвал рабочих к вооружённому восстанию и свержению действующей власти:

Зверь-царь, его чиновники-казнокрады и грабители русского народа сознательно хотели быть и сделались убийцами безоружных наших братьев, жён и детей. Пули царских солдат, убивших за Нарвской заставой рабочих, нёсших царские портреты, простреливали эти портреты и убили нашу веру в царя. Так отомстим же, братья, проклятому народом царю, всему его змеиному царскому отродью, его министрам и всем грабителям несчастной русской земли! Смерть им всем![80]

Либеральная пресса в лице Петра Струве писала:

Народ шёл к нему, народ ждал его. Царь встретил свой народ. Нагайками, саблями и пулями он отвечал на слова скорби и доверия. На улицах Петербурга пролилась кровь и разорвалась навсегда связь между народом и этим царём. Всё равно, кто он, надменный деспот, не желающий снизойти до народа, или презренный трус, боящийся стать лицом к лицу с той стихией, из которой он почерпал силу, — после событий 9 (22) января 1905 года царь Николай стал открыто врагом и палачом народа[81]

В революционной печати день 9 января получил название «Кровавого воскресенья»[82]. Впоследствии это название было закреплено Кратким курсом истории ВКП(б)[83] и вошло в советскую и российскую историографию. Показательным примером отношения Николая II к трагедии стал приём делегации рабочих, специально отобранных новым Петербургским градоначальником Треповым. Царь заявил делегатам, что «мятежную толпою заявлять Мне о своих нуждах — преступно», но затем простил их вину[84].

В 1905 году в «Освобождении» была помещена статья Жана Жореса «Смерть царизма», которая начиналась такими словами: «Отныне река крови легла между царём и „его народом“. Нанося удары рабочим, царизм смертельно ранил самого себя. Даже если на этот раз население Петербурга не победит рутинную и слепую верность солдат, даже если оно не овладеет Зимним Дворцом и не провозгласит в нём свободы народа, даже если царь, запрятанный за 20 километров от столицы в Царскосельском дворце, и ускользнёт ещё на несколько дней от власти восставшего народа, — всё-таки царизм уже приговорён к смерти…»[85]18 (31) января Владимир Ленин в своей статье «Начало революции в России», опубликованной в женевской газете «Вперёд», призвал к немедленному низвержению правительства: «Пролетариат был доведён до восстания правительством. Теперь вряд ли возможны сомнения в том, что правительство умышленно давало сравнительно беспрепятственно развиться стачечному движению и начаться широкой демонстрации, желая довести дело до применения военной силы. И оно довело до этого! Тысячи убитых и раненых — таковы итоги кровавого воскресенья 9 января в Петербурге. Войско победило безоружных рабочих, женщин и детей. Войско одолело неприятеля, расстреливая лежавших на земле рабочих. „Мы дали им хороший урок!“,— с невыразимым цинизмом говорят теперь царские слуги и их европейские лакеи из консервативной буржуазии»[86].

Некоторые уступки обществу

4 (17) февраля 1905 года от бомбы террориста Каляева был убит великий князь Сергей Александрович, исповедовавший крайне правое политическое мировозрение и имевший определённое влияние на царя.

17 (30) апреля 1905 года был издан указ «Об укреплении начал веротерпимости», отменявший ряд вероисповедных ограничений, в частности в отношении старообрядцев.

6 (19) августа 1905 года Николаем II был подписан манифест об учреждении Государственной думы I созыва.

В России продолжались стачки, начались так же волнения на её окраинах: на Кавказе началась армяно-татарская резня, а в Курляндии «лесные братья» начали вырезать местных немецких помещиков. Финансированием различных сепаратистов и революционеров занимались различные политические круги Японии и Англии. Произошло несколько восстаний в различных городах и на флоте. Самым крупным из которых стало Московское декабрьское вооружённое восстание в 9 (22)18 (31) декабря 1905 года, явившейся кульминационным эпизодом революции 1905 года, в результате которого погибло как минимум пятьсот восемьдесят городских обывателей, четырнадцать московских дворников и тридцать шесть московских полицейских[87]. Так же огромный размах получил анархистский и эсеровский индивидуальный террор. В 1905—1907 годах террористами были убиты тысячи офицеров, полицейских и чиновников[88].

Одновременно в октябре 1905 года началась Октябрьская всеобщая политическая стачка, на которой бастовало свыше двух миллионов человек. Стачка проходила под лозунгами свержения самодержавия, завоевания демократических свобод, а также с экономическими требованиями[89]. Стачка стала главной причиной издания 17 (30) октября 1905 года царём Октябрьского манифеста, который заключался в распределении прежде единоличного права самодержавия на законодательную инициативу между собственно монархом и законодательным (представительным) органом — Государственной Думой. Манифест учреждал парламент, без одобрения которого не мог вступать в силу ни один закон. В то же время за Императором сохранялось право распускать Думу и блокировать её решения своим правом вето. Также Манифест провозглашал и предоставлял политические права и свободы, такие как: неприкосновенность личности, свобода слова, свобода собраний, свобода совести и свобода союзов[90].

24 ноября (7 декабря1905 года вышел Указ Николая II, который отменял как общую, так и духовную цензуру для городских периодических изданий. 8 (21) ноября 1905 года была создана и негласно поддержана царём правая монархическая общественная организация Союз русского народа. 23 апреля (6 мая1906 года были утверждены Основные государственные законы Российской империи, предусматривавшие новую роль Думы в процессе законодательства. Либеральная общественность восприняла Октябрьский манифест царя как отход от неограниченной власти монархии. Вскоре последовала амнистия политзаключённых, кроме осуждённых за террористические акты против представителей власти. 26 апреля (9 мая1906 года была отменена любая цензура. Вскоре после опубликования царских манифестов стачки пошли на убыль. Кроме императорского флота, на котором сохранились остатки волнений, в вооружённых силах в целом сохранялась верность присяги и царю.

Деятельность с 1907 по 1917 год

Николай II на праздновании 300-летия дома Романовых. 1913 г.
Царская семья участвует в торжественной процессии по случаю 300-летия дома Романовых
Николай II на праздновании 300-летия дома Романовых

18 (31) августа 1907 года в Санкт-Петербурге между Англией и Россией было подписано Англо-русское соглашение, которое разграничивало сферы влияния Российской и Британской империй в Средней Азии. Положил конец «Большой игре» в Азии и завершил складывание тройственной Антанты. Согласно соглашению Россия признавала протекторат Англии над Афганистанским эмиратом и соглашалась не входить в прямые сношения с афганским эмиром. Обе стороны признали суверенитет Империи Цин над Тибетом и отказались от попыток установления контроля над ним, хотя Тибет не приносил вассальной присяги цинскому императору и отвергал сюзеренитет Китая[91]. Персия делилась на три сферы влияния: русскую на севере (её южной границей являлась линия Касре-Ширин — Исфахан — Йезд — Зульфегар), английскую на юге (к юго-востоку от линии Бендер-Аббас — Керман — Бирдженд — Гезик) и нейтральную в центре страны[92]; при этом взаимные военные обязательства на тот период существовали только между Россией и Францией[92] — по соглашению 1891 года и военной конвенции 1892 года[93].

27 — 28 мая (10 июня1908 года на рейде в гавани Ревеля состоялась встреча Николая II и английского короля Эдуарда VII, где он принял от английского короля мундир адмирала британского флота[94][95]. Несмотря на то, что русский царь был убеждённым противником сближения с Англией против Германии, в Берлине эта англо-русская встреча была воспринята как шаг к образованию антигерманской коалиции[96][97].

17 (30) июня 1910 года был утверждён «закон о порядке общеимперского законодательства», касающийся Великого княжества Финляндского, усиливающий её русификацию[98].

6 (19) августа 1911 года между Россией и Германией было заключено Потсдамское соглашение, которое являлось завершением переговоров во время Потсдамской встречи Николая II и Вильгельма II. По Потсдамскому соглашению Германия признала наличие «специальных интересов» России в Северном Иране и обязалась не добиваться там концессий, а также дала заверение, что не будет строить ответвления Багдадской железной дороги к северу от Ханекина. Россия же обязалась не препятствовать постройке железной дороги Берлин — Багдад, а также взяла на себя обязательство получить от Ирана концессию на постройку железной дороги Тегеран — Ханекин на ирано-турецкой границе[99].

В 1911 году российский военный контингент в Персии, находившийся там с 1909 года в связи с нестабильной политической обстановкой был многократно усилен. Русские войска начали операции по вытеснению турецких войск с персидской территории. К концу июня 1912 года турецкие отряды были полностью выдавлены из северо-западного Ирана[100].

В 1912 году, Монголия после получения независимости от Китая в результате Синьхайской революции становится фактическим протекторатом Российской империи. В 1912—1913 году тувинские нойоны обратились с просьбой к царским властям с просьбой принять Туву под протекторат России. 4 (17) апреля 1914 года был установлен протекторат России над Урянхайским краем, который был включён в состав Енисейской губернии под общим руководством Иркутского генерал-губернаторства.

25 сентября (8 октября) 1912 года началась Первая Балканская война в составе военно-политического блока Сербии, Черногории, Греции и Болгарии, направленного против Османской империи. Эта война ознаменовала собой крах дипломатических усилий России, предпринимавшихся после Боснийского кризиса. Начавшаяся Балканская война обострила отношения России и Австро-Венгрии, в связи с чем, на совещании у Николая II даже рассматривался вопрос о мобилизации войск трёх российских военных округов[101]. 23 декабря 1913 (5 января 1914) года в связи с фактическим переходом армии Турции под командования Германской империи, министерство иностранных дел в лице Сергея Сазонова поднимало вопрос перед Николаем II о неизбежности войны с Германией[102].

21 февраля (6 марта1913 года состоялось общественно-государственное празднование 300-летия династии Романовых, приуроченной к дате «единодушного избрания» на царство в Московском княжестве Великим земским собором «в 21 день февраля 1613 года» боярина Михаила Фёдоровича Романова, «ближайшего по крови к угасшему царственному роду Рюрика и Владимира Святого»[103]. Венчание на царство совершено было 11 июня 1613 года в Успенском соборе Москвы. Императорская семья совершила поездку в Москву, оттуда во Владимир, Нижний Новгород, а затем по Волге в Кострому, где в Ипатьевском монастыре 14 (24) марта 1613 года был призван на царство первый царь из Романовых — Михаил Фёдорович; в январе 1914 года состоялось торжественное освящение в Петербурге Фёдоровского собора, воздвигнутого в ознаменование юбилея романовской династии. В память о торжестве вышел серебряный юбилейный рубль и Медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых»[104].

Император и Государственная дума

Торжественное открытие Государственной думы и Государственного совета. Зимний дворец. 27 апреля (10 мая1906. Фотограф К. Е. фон Ган

С 27 апреля (10 мая) по 9 (22) июля 1906 год просуществовала Государственная дума Российской империи I созыва и с 20 февраля по 3 июня 1907 годаГосударственная дума Российской империи II созыва. Эти две первые Государственные думы оказались неспособны вести законотворческую деятельность, противоречия между Николаем II и депутатами думы были неразрешимы. Противоречия между властью и думой начались сразу же после открытия первой сессии и тронной речи императора, после которой депутаты левых фракций потребовали передачи крестьянам монастырских и казённых земель и ликвидации Государственного совета.

С самого начала работы большинство Государственной думы первого созыва было настроено на резкую борьбу с правительством Горемыкина. С началом работы кадеты поставили вопрос об амнистии всех политических заключённых, отмене смертной казни, упразднении Государственного Совета, установлении ответственности Совета министров перед Думой. Большинство депутатов поддержало эти требования. 23 мая фракция трудовиков (104 человека) предложила свой законопроект, предусматривавший образование «общественного земельного фонда», из которого предполагалось выделять землю в пользование безземельным и малоземельным крестьянам, а также конфискацию земель у помещиков сверх «трудовой нормы» с выплатой последним установленного вознаграждения. Реализацию проекта предлагалось осуществить через выборные местные земельные комитеты. 6 июня 33 депутатами был подан законопроект, разработанный эсерами о немедленной национализации всех природных богатств и отмене частной собственности на землю. Большинством голосов Дума отказалась рассматривать столь радикальный проект. Николаем II именным указом Сенату от 8 (21) июля 1906 года Первая дума была распущена[105]). В манифесте о роспуске было сказано:

Выборные от населения, вместо работы строительства законодательного, уклонились в не принадлежащую им область и обратились к расследованию действий поставленных от Нас местных властей, к указаниям Нам на несовершенства Законов Основных, изменения которых могут быть предприняты лишь Нашею Монаршею волею, и к действиям явно незаконным, как обращение от лица Думы к населению. Смущенное же таковыми непорядками крестьянство, не ожидая законного улучшения своего положения, перешло в целом ряде губерний к открытому грабежу, хищению чужого имущества, неповиновению закону и законным властям. Но пусть помнят Наши подданные, что только при полном порядке и спокойствии возможно прочное улучшение народного быта. Да будет же ведомо, что Мы не допустим никакого своеволия или беззакония и всею силою государственной мощи приведем ослушников закона к подчинению Нашей Царской воле. Призываем всех благомыслящих русских людей объединиться для поддержания законной власти и восстановления мира в Нашем дорогом Отечестве.

Одновременно с роспуском первой Думы, вместо Горемыкина на пост председателя Совета министров был назначен Петр Столыпин. Вторая дума избранная 20 февраля 1907 года оказалась ещё более левой, чем первая, так как в выборах участвовали социал-демократы и эсеры, бойкотировавшие первую думу. Аграрная политика Столыпина, успешное подавление смуты, яркие речи во II Думе сделали его кумиром некоторых правых. 1 июня 1907 Пётр Столыпин потребовал отстранения от участия в заседаниях Думы пятьдесят пять социал-демократов и лишения шестнадцати из них депутатской неприкосновенности, обвинив их в подготовке к «ниспровержению государственного строя» и заговоре против царской семьи. Дума ответила на требования Столыпина отказом. На основании этого 3 (16) июня 1907 года Николай II выпустил манифест о роспуске второй думы и изменении избирательного закона[106].

Аграрная реформа

С 1907 года начала осуществляться Столыпинская аграрная реформа. Основными направлениями реформы были: передача надельных земель в собственность крестьян, постепенное упразднение сельской общины как коллективного собственника земель, широкое кредитование крестьян, скупка помещичьих земель для перепродажи крестьянам на льготных условиях, землеустройство, позволяющее оптимизировать крестьянское хозяйство за счёт ликвидации чересполосицы. Реформа представляла собой комплекс мероприятий, направленных на две цели: краткосрочной целью реформы было разрешение «аграрного вопроса» как источника всеобщего недовольства (в первую очередь, прекращение аграрных волнений), долгосрочной целью — устойчивое процветание и развитие сельского хозяйства и крестьянства, интеграция крестьянства в рыночную экономику. Реформа была направлена на усовершенствование крестьянского надельного землепользования и мало затрагивала частное землевладение. Реформа проводилась в сорока семи губерниях Европейской России (все губернии, кроме трёх губерний Остзейского края); реформой не затрагивалось казачье землевладение и землевладение башкир[107].

Первая мировая война

20 июля (2 августа1914. Николай II объявляет войну Германии.
Николай II, министр двора и уделов граф В. Б. Фредерикс (центр) и великий князь Николай Николаевич (справа) в Ставке. Сентябрь 1914 г.
Николай II и командующие фронтами на заседании Ставки.

Николай II во все предвоенные годы прилагал огромные усилия для предотвращения войны с Германией, даже 15 (28) июля 1914 года, когда Австро-Венгрия начала бомбардировки Белграда и объявила войну дружественной Сербии он старался избежать её. 16 (29) июля 1914 года Николай II отправил германскому императору телеграмму с предложением «передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию»:

Благодарю за твою телеграмму, примирительную и дружескую. Между тем, официальное сообщение, переданное сегодня твоим послом моему министру, было совершенно в другом тоне. Прошу объяснить это разногласие. Было бы правильным передать австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию. Рассчитываю на твою мудрость и дружбу[108][109]

Ответа от германского императора на телеграмму Николая II не последовало[109][110][111][112]. А 19 июля (1 августа1914 года Германская империя объявила войну России.

В начале войны, социал-демократы в России и оппозиционные партии и в странах Антанты считали агрессором именно Германию. Осенью 1914 года лидер социал-демократов Владимир Ленин писал, что именно Германия развязала войну, в удобное для неё время:

Немецкая буржуазия, распространяя сказки об оборонительной войне с её стороны, на деле выбрала наиболее удобный, с её точки зрения, момент для Войны, используя свои последние усовершенствования в военной технике и предупреждая новые вооружения, уже намеченные и предрешённые Россией и Францией»[113]

20 июля (2 августа1914 года Николай II выпустил манифест о войне с Германской империей, а также именной высочайший указ, в котором он, «не признавая возможным, по причинам общегосударственного характера, стать теперь во главе наших сухопутных и морских сил, предназначенных для военных действий», повелевал быть Верховным главнокомандующим — великому князю Николаю Николаевичу а начальником штаба при нём стал генерал от инфантерии Николай Янушкевич. 24 июля (6 августа1914 года прерывались заседания Государственной думы и Государственного совета[114]. 26 июля (8 августа1914 Николай II выпустил манифест о войне с Австрией. В тот же 26 июля (8 августа1914 состоялся высочайший приём членов Государственной думы и Государственного совета в Николаевском зале Зимнего дворца перед которым выступил Николай II:

Германия, а затем Австрия объявили войну России. Тот огромный подъём патриотических чувств любви к Родине и преданности престолу, который как ураган пронёсся по всей земле нашей, служит в моих глазах и, думаю, в ваших, ручательством в том, что наша великая матушка-Россия доведёт ниспосланную Господом Богом войну до желанного конца… Уверен, что вы все и каждый на своём месте поможете мне перенести ниспосланное мне испытание и что все, начиная с меня, исполнят свой долг до конца. Велик Бог Земли Русской![115]

5 (18) августа началось одно из крупнейших сражений Первой мировой войны — Галицийская битва, между четырьмя австро-венгерскими армиями под командованием эрцгерцога Альбрехта Фридриха и русскими войсками Юго-Западного фронта под командованием генерала от инфантерии Николая Иудовича Иванова. В ходе наступления русская армия захватила Восточную Галицию и часть Буковины. К 13 (26) сентября фронт стабилизировался на расстоянии сто двадцать — сто пятьдесят километров западнее Львова. Осаждённая русскими войсками Перемышльская крепость австро-венгерской армии оказалась в тылу у русской армии. Захват русской армией восточно-европейской Галиции был воспринят в России как возвращение отторгнутой части исторической Руси. Одновременно с победами, были и тяжёлые поражения, в том числе в Восточно-Прусской операции, где 2-я армия генерала Александра Самсонова потеряла два корпуса из шести, которые были окружены и взяты в плен германской армией. Сам командующей армией Самсонов погиб в окружении.

20 октября (2 ноября1914 года Николай II выпустил манифест об объявлении войны Османской империи:

В безуспешной доселе борьбе с Россией, стремясь всеми способами умножить свои силы, Германия и Австро-Венгрия прибегли к помощи оттоманского правительства и вовлекли в войну с нами ослеплённую ими Турцию. Предводимый германцами турецкий флот осмелился вероломно напасть на наше Черноморское побережье. Немедленно после сего повелели мы Российскому послу в Цареграде, со всеми чинами посольскими и консульскими, оставить пределы Турции… Вместе со всем народом русским мы непреклонно верим, что нынешнее безрассудное вмешательство Турции в военные действия только ускорит роковой для неё ход событий и откроет России путь к разрешению завещанных ей предками исторических задач на берегах Чёрного моря[116]

21—23 сентября, 22—24 октября и 18—20 ноября Николай II несколько раз ездил в Ставку Верховного Главнокомандующего для совещаний с командованием. В ноябре 1914 года царь также для совещания с руководством ездил на Кавказский фронт, который был основой войны с Турцией. В начале 1915 года войска на фронте стали испытывать большую нужду в оружии и боеприпасах. Стала ясной необходимость полной перестройки экономики в соответствии с требованиями войны. В 1915 году германское командование поменяло свою стратегию, решив перенести главный удар с Западного на Восточный фронт, для нанесения российской армии военного поражения и принуждения её к сепаратному миру. Основная стратегия Германии заключалась в нанесении последовательных мощных фланговых ударов из Восточной Пруссии и Галиции для прорыва российской обороны, и последующего окружения и разгрома в Варшавском выступе её основных сил. В результате этого началось отступление русской армии, в результате чего была потеряна большая часть Буковины с Черновцами. 22 марта 1915 года русскими войсками была взята Перемышльская крепость, в плен попало более ста двадцати тысяч австро-венгерских военных. Однако в начале июня русская армия сдала Перемышль, а в конце этого же месяца — Львов. 17 (30) августа 1915 Николай II утвердил документы об образовании четырёх Особых совещаний: по обороне, продовольствию, перевозкам и топливу. Особые совещания должны были объединить усилия правительства, частной промышленности и общественности в мобилизации промышленности и организации военной экономики под военные нужды[117].

Императору как и обществу было очевидно, что действующий Верховный главнокомандующий Николай Николаевич переоценил свои силы, штабы погрязли в раздувании шпиономании и германофобии, итогом которых стало Дело Мясоедова[118]. 22 июля была сдана Варшава, затем Ковно, взорваны укрепления Бреста, германские войска приближались к Западной Двине, была начата эвакуация Риги. В таких условиях Николай II принял решение отстранить Николая Николаевича и самому встать во главе русских войск.

23 августа (5 сентября1915 года Император сменив Николая Николаевича принял на себя звание Верховного главнокомандующего, а великого князя назначил командующим Кавказским фронтом. Начальником штаба ставки Верховного главнокомандующего был назначен известный генштабист, генерал от инфантерии Михаил Алексеев. Решение Императора стать во главе армии вызвало неоднозначную реакцию, против его назначения выступал Совет министров в полном составе[119], все они считали, что смена главнокомандующего на фоне постоянных военных поражений является неправильным шагом. Солдаты так же встретили решение о занятии поста Верховного главнокомандующего царём без энтузиазма[120]. По мнению генерала Антона Деникина, офицерский состав и генералитет, понимая что личная роль Николая II будет чисто внешней, были успокоены узнав что его начальником штаба стал опытный штабист Алексеев[121].

Через четыре дня после вступления царя в должность Верховного главнокомандующего началась Виленская операция, ряд сражений в 10-й и 5-й армий русского Западного фронта, в районе Вильно и Двинска. 28 августа (10 сентября1915 года, русская оборона была взломана и в итоге 3 (16) сентября 1915 года русские войска были вынуждены оставить Вильно и отступить по всей линии Западного фронта. Однако к этому времени натиск германской конницы, лишённой поддержки пехоты и артиллерии, ослаб, и 2 (15) сентября3 (16) сентября она была остановлена частями вновь сформированной 2-й русской армии. В дальнейшем русские войска нанесли контрудар по прорвавшейся группировке противника, разгромили германскую кавалерию и отбросили её из района Молодечно к озеру Нарочь. Контрманевр 1-й, 2-й, 3-й и 10-й армий Западного фронта при ослабшей маневроспособности и скверных коммуникациях был выполнен блестяще[122]. К 19 сентября (2 октября1915 Свенцянский прорыв был ликвидирован, и фронт стабилизировался на линии озеро Дрисвятыозеро НарочьСморгоньПинскДубноТернополь. Операция завершилась стратегическим успехом русских войск[123]. Однако последующие попытки Ставки организовать наступление в этом районе окончились неудачей. К зиме обе стороны, до крайности истощённые, перешли к позиционной войне, и общая линия фронта оставалась малоподвижна до 1917 года, за исключениям Брусиловского прорыва. Михаил Лемке, руководитель пресс-бюро Ставки, свидетельствовал об удивительно безучастном отношении царя к человеческим потерям. В 1916 году его реакцией на сообщение о громадных потерях (до 50 %) в 5-м армейском корпусе было: «…такие ли ещё погибали, обойдёмся с другими, ещё хватит»[124][125].

С осени 1915 года, Николай II, изолированный в своём поезде в Ставке Верховного главнокомандующего в действительности уже не принимал непосредственного участия в управлении страной, зато резко возросла роль его непопулярной жены, императрицы Александры Фёдоровны[126]. В то же время германское командование было удовлетворено уходом князя Николая Николаевича с поста Верховного главнокомандующего — оно считало его жёстким и умелым противником. Ряд его стратегических идей были оценены Эрихом Людендорфом как в высшей степени смелые и блестящие[119].

Министр Кривошеин говорил:

Россия переживала и более тяжёлые времена, но никогда не было времени, когда бы всё возможное было бы сделано для усложнения уже невозможной ситуации… Мы сидим на бочке с порохом. Нужна единственная искра, чтобы всё взлетело в воздух… Принятие императором командования армией — это не искра, а целая свеча, брошенная в пушечный арсенал.

Предпосылки и начало Февральской революции

Начавшаяся Первая мировая война, в ходе которой происходила широкая мобилизация трудоспособного мужского населения, массовая реквизиция скота и лошадей и сельскохозяйственных продуктов для нужд фронта, негативно сказывалась на экономике в целом. В глазах петроградского политизированного общества, правительство и монархия в целом были дискредитированы всевозможными скандалами и интригами, а так же подозрениями в измене, в том числе связанными с именем Григория Распутина-Новых и его ставленниками при дворе. Так же в острое противоречие вступали общественные устремления части думцев и общества с либеральными и левыми устремлениями с приверженностью Николая II к идее самодержавия.

19 января (1 февраля1917 года в Петрограде состоялась Петроградская конференция на которой присутствовали представители Антанты из Франции, Италии и Великобритании. Иностранные участники конференции прибыли в Петроград из Романова-на-Мурмане 16 (29) января 1917 года; 18 января были приняты, представляемые своими послами, императором Николаем II в Александровском дворце в Царском Селе[127]. Так же они посетили Москву и побывали на фронте, имели встречи с руководителями фракций Думы, а так же с политиками разных политических взглядов. Руководители фракции Думы единодушно говорили главе британской делегации о неминуемой революции, которая по их словам произойдёт либо сверху (в форме дворцового переворота), либо снизу (от народа)[128]. Негласной целью иностранных делегатов была разведка внутриполитической обстановки в России в условиях нарастания революционных настроений во всех слоях общества, включая генералитет и придворные круги[129].

Действовавшая на тот момент Государственная дума Российской империи IV созыва, к началу Февральской революции, фактически превратилась в основной центр оппозиции действующему правительству. Ещё в 1915 году в Думе был создан либеральный Прогрессивный блок, который открыто выступал против Николая II. Так же против решений правительства выступал лидер Конституционно-демократической партии Павел Милюков и лидер союза октябристов Михаил Родзянко. На тот момент основным требованием Думы было создание в Российской империи ответственного министерства, которое назначалось бы Думой и отчитывалось бы только перед ней. Это означало бы переход самодержавного строя в конституционную монархию по образцу Великобритании. Император Николай II принял решение о создании ответственного министерства 1 (13) марта 1917 года и подписал соответствующий манифест, однако на практике эту концепцию воплотить уже не успели.

В течение 1916 года деградация действующей власти продолжалась. Единственный выборный орган — Дума, на заседание которого думцы собирались всего на несколько недель в году, не мог влиять на общую ситуацию в стране. Смена кабинета министров, происходила с пугающей быстротой, и на смену одним, непопулярным и малокомпетентным, приходили другие, ничуть не лучше ушедших[126]. За 1916 год царь сменил четырёх председателей Совета министров: Ивана Горемыкина, Бориса Штюрмера, Александра Трепова и Николая Голицына. Помимо них было сменено три министра иностранных дел: Сергея Сазонова, Бориса Штюрмера и Николая Покровского; два военных министра: Алексея Поливанова и Дмитрия Шуваева; четыре министра внутренних дел (Алексея Хвостова, Бориса Штюрмера, Александра Хвостова и Александра Протопопова и трёх министров юстиции Александра Хвостова, Александра Макарова и Николая Добровольского.

23 февраля (8 марта) — 3 (16) марта 1917 года Февральская революция началась как стихийный порыв народных масс, однако её успеху способствовал и острый политический кризис во власти, резкое недовольство либерально-буржуазных кругов самодержавной политикой Николая II. Антивоенные митинги, демонстрации, стачки на промышленных предприятиях Петрограда, а так же хлебные бунты наложились на брожение и недовольство среди многотысячного Петроградского военного гарнизона, состоящего из запасных частей, который присоединился к вышедшим на улицы революционным гражданам. Генерал Дубенский так описывал настроения в Петроградском гарнизоне перед революцией[130]:

Как на причину быстрого перехода войск на сторону бунтовавших рабочих и черни указывали в Ставке на крайне неудачную мысль и распоряжение бывшего военного министра Поливанова держать запасные гвардейские батальоны в самом Петрограде в тысячных составах. Были такие батальоны, которые имели по 12 — 15 тысяч. Всё это помещалось в скученном виде в казармах, где люди располагались для спанья в два-три и четыре яруса. Наблюдать за такими частями становилось трудно, не хватало офицеров, и возможность пропаганды существовала полная. В сущности эти запасные батальоны вовсе не были преображенцы, семёновцы, егеря и т. д. Никто из молодых солдат не был ещё в полках, а только обучался, чтобы потом попасть в ряды того или другого гвардейского полка и получить дух, физиономию части и впитать её традиции. Многие из солдат запасных батальонов не были даже приведены к присяге. Вот почему этот молодой контингент так называемых гвардейских солдат не мог быть стоек и, выйдя 24, 25 и 26 февраля на усмирение беспорядков, зашатался, и затем начался бессмысленный и беспощадный солдатский бунт... Вместе с тем, однако, получились известия, что некоторые роты, как например, Павловского, Волынского, Кексгольмского запасных батальонов, держались в первые два дня стойко... Удивлялись, что генерал Хабалов не воспользовался такими твёрдыми частями, как петроградские юнкерские училища, в которых в это время сосредоточивалось несколько тысяч юнкеров.

Всеобщая забастовка 27 февраля (12 марта1917 года переросла в вооружённое восстание. Войска гарнизона, перешедшие на сторону восставших, заняли важнейшие пункты и правительственные здания в Петрограде. В сложившейся обстановке действующая власть проявила неспособность к быстрым и решительным действиям. Разрозненные и немногочисленные силы, сохранявшие верность царю, оказались не в состоянии самостоятельно справиться с охватившей Петербург анархией, а несколько частей, снятых с фронта для подавления восстания, не смогли пробиться к городу. Сам Император в это время находился в Ставке в Могилёве, куда он уехал 22 февраля (7 марта1917, получив перед отъездом заверения министра внутренних дел Александра Протопопова в том, что ситуация в столице полностью под контролем его ведомства. О начале Февральской революции Николай II узнал только вечером 25 февраля (10 марта1917 года. К вечеру 26 февраля (11 марта1917 года, после произошедших в Петрограде массовых расстрелов войсками участников демонстраций, председатель Совета министров князь Николай Голицын решил объявить перерыв в работе Государственного совета и Государственной думы до апреля, о чём доложил царю.

Дума собралась 27 февраля (12 марта1917 года, где был сформирован Временный комитет Государственной думы председателем которого стал октябрист Михаил Родзянко[131]. Одновременно с Думским был образован второй центр власти — Исполком Петроградского совета рабочих депутатов, под руководством меньшевиков и эсеров.

Отречение Николая II

Отречение от престола императора Николая II. 2 марта 1917
Манифест об отречении
Фотография Николая Романова, сделанная после его отречения в 1917 году в Царском Селе

27 февраля (12 марта1917 в Ставку ВГК пришла телеграмма военного министра, генерала от инфантерии Беляева, в которой тот информировал о полном переходе Петроградского гарнизона на сторону революционных масс и требовавшего прислать войска ещё верные присяги. Восстание Петроградского гарнизона осложнило положение Николая II, однако в его распоряжении всё ещё находилась боеспособная армия на фронте. Генерал от инфантерии Алексеев, доложив царю о развитии ситуации в столице, предложил для восстановления спокойствия направить туда сводный отряд, наделённый чрезвычайными полномочиями. Во главе этого отряда царь назначил генерал-адъютанта Иванова, который и совершил поход на Петроград. Тем временем в столице правительство во главе с князем Николаем Голицыным фактически прекратило своё существование. Временный комитет Государственной думы во главе с Михаилом Родзянко объявил, что берёт власть в свои руки ввиду прекращения деятельности правительства.

28 февраля (13 марта1917 поезда с Императором и свитой покинули Могилёв и выдвинулись в Царское Село. 1 марта литерные поезда Николая II смогли добраться через Бологое лишь до Малой Вишеры, где они были вынуждены развернуться и отправиться обратно, и к вечеру этого же дня прибыли в штаб Северного фронта в Псков, где командующий был генерал Рузский. За это время беспорядки в столице фактически закончились победой восставших.

В ночь на 28 февраля (13 марта1917 в Петрограде был захвачен Мариинский дворец, в котором ранее заседало правительство, а к полудню остатки войск столичного гарнизона, сохранявшие верность присяге, были распущены по казармам. В сложившейся ситуации на первое место вышло настроение царского генералитета, его готовность организовать подавление переворота. Основными фигурами стали командующие фронтами и флотами и в первую очередь генерал Алексеев, являющийся начальником штаба ВГК. Именно Алексеев отказался от намерения установить контроль над министерством путей сообщения, а после этого своей телеграммой остановил все военные части, направлявшиеся к Петрограду, сообщив им, что беспорядки в Петрограде пошли на убыль и надобность в подавлении переворота отпала. Генерал Иванов со своим сводным отрядом получил приказ начальника штаба ВГК уже в Царском Селе.

1 (14) марта 1917 царский поезд прибыл в Псков. Генерал Рузский недолюбливал Николая II лично и по своим политическим убеждениям считал самодержавную монархию анахронизмом. К этому времени начали поступать сообщения о начале беспорядков в Кронштадте и Москве, убийстве офицеров и адмиралов флота. Начальник штаба ВГК Алексеев, на которого в отсутствие Николая II в Ставке легли обязанности Верховного главнокомандующего, направил царю телеграмму, в которой предупредил его об опасности того, что беспорядки могут перекинуться и на войска, что может привести к «позорному окончанию войны со всеми тяжёлыми для России последствиями». Алексеев призвал Николая II немедленно «принять меры к успокоению населения и восстановить нормальную жизнь в стране», предупредив, что «подавление беспорядков силою, при нынешних условиях, опасно и приведёт Россию и армию к гибели»:

Пока Государственная дума старается водворить возможный порядок, но если от Вашего Императорского Величества не последует акта, способствующего общему успокоению, власть завтра же перейдёт в руки крайних элементов и Россия переживёт все ужасы революции. Умоляю Ваше Величество, ради спасения России и династии, поставить во главе правительства лицо, которому бы верила Россия и поручить ему образовать кабинет. В настоящее время это единственное спасение. Медлить невозможно и необходимо это провести безотлагательно. Докладывающие Вашему Величеству противное, бессознательно и преступно ведут Россию к гибели и позору и создают опасность для династии Вашего Императорского Величества[132].

Император, получив эту телеграмму принял генерала Рузского, который также стал убеждать его в необходимости учреждения правительства, ответственного перед Государственной думой. Переломным моментом, несомненно, стало получение в 22:20 проекта предполагаемого манифеста об учреждении ответственного правительства, подготовленного в Ставке Алексеевым и направленного в Псков[133][134]. Император, в час ночи 2 (15) марта 1917 передал генералу Иванову указание не предпринимать никаких действий и поручил Рузскому сообщить Алексееву и Родзянко, что он согласен на формирование ответственного правительства[132]. В это же время генерал Рузский приказал остановить продвижение выделенных им войск с Западного фронта к Петрограду. Позже, Николай II в общении с близкими жаловался на грубость и давление со стороны генерала Рузского, благодаря которым тот принудил его изменить своим религиозным и нравственным убеждениям и согласиться на уступки, которых он не собирался делать. Для царя и Александры Фёдоровны просто отречение представлялось нравственно гораздо более приемлемым, чем добровольный отказ от взятой на себя ответственности за Россию и создание «правительства, ответственного перед Думой»[135]. Поутру 2 (15) марта 1917 года, Рузский связавшись с Родзянко сообщил, что в результате длительных переговоров Николай II в конце концов согласился поручить ему формирование правительства, ответственного «перед законодательными палатами», и предложил передать ему текст соответствующего царского манифеста. Родзянко, однако, заявил, что ситуация в столице настолько радикально изменилась, что требование ответственного министерства себя уже изжило и на повестку дня выходит «требование отречения в пользу сына, при регентстве брата царя — Михаила Александровича». 2 марта 1917 года Алексеев, получив в ставке телеграмму с изложением этого разговора, по собственной инициативе отправил его краткое изложение всем главнокомандующим фронтами, попросив их срочно подготовить и направить в Ставку своё мнение, при этом командующих флотами Алексеев не опрашивал[136], хотя и Непенин, и Колчак, как и командующие фронтами, напрямую подчинялись Верховному главнокомандующему[137][138]. Алексеев писал:

Обстановка, по-видимому, не допускает иного решения… Необходимо спасти действующую армию от развала, продолжать до конца борьбу с внешним врагом, спасти независимость России и судьбу династии. Это нужно поставить на первый план хотя бы ценою дорогих уступок. Повторяю, что потеря каждой минуты может стать роковой для существования России и что между высшими начальниками действующей армии нужно установить единство мыслей и спасти армию от колебаний и возможных случаев измены долгу. Армия должна всеми силами бороться со внешним врагом, а решения относительно внутренних дел должны избавить её от искушения принять участие в перевороте, который безболезненно совершится при решении сверху. Если вы разделяете этот взгляд, то не благоволите ли телеграфировать спешно свою верноподданническую просьбу Его Величеству через Главкосева. Между высшими начальниками действующей армии нужно установить единство мыслей и целей и спасти армии от колебаний и возможных случаев измены долгу

2 марта 1917 года, вечером, командующий Черноморским флотом адмирал Колчак получил от Алексеева телеграмму, в которой для сведения приводились тексты телеграмм от командующих фронтами царю с просьбами об отречении[137]. Осведомительная телеграмма не требовала ответа, но командующие Балтийским и Черноморским флотами в одинаковой ситуации повели себя совершенно по-разному: Непенин 2 марта отправил царю телеграмму, в которой присоединялся к просьбам отречься от престола, а Колчак решил не отвечать на телеграмму[137]. 2 марта в 14:00 — 14:30 начали поступать ответы от командующих фронтами. Великий князь Николай Николаевич заявил, что «как верноподданный считаю по долгу присяги и по духу присяги коленопреклонённо молить государя отречься от короны, чтобы спасти Россию и династию». За отречение так же высказались: командующий Западного фронта — Эверт, Юго-Западного фронта — Брусилов, Румынского фронта — Сахаров, Балтийским флотом — адмирал Непенин.

После некоторого раздумья Николай II объявил о своём отречении в пользу наследника-цесаревича Алексея, при котором великий князь Михаил Александрович назначался регентом. Большой неожиданностью стало отречение для царской свиты, следовавшей с императором в поезде. Николай показал коменданту Воейкову стопку телеграмм командующих фронтами и сказал: «А что мне осталось делать — меня все предали, даже Николаша».

Во второй половине дня Рузскому сообщили, что в Псков выезжают представители Государственной думы А. И. Гучков и Шульгин. Они прибыли поздно вечером, и это дало членам свиты возможность обсудить с Николаем сложившееся положение. Узнав, что после его отречения в пользу сына наследнику, скорее всего, придётся жить в семье регента, Николай пришёл к новому решению — отречься сразу и за своего сына, с тем, чтобы оставить его с собой. Об этом своём решении он заявил во время переговоров с представителями думы. Гучков сказал, что они должны уважать отцовские чувства царя и принять его решение. Представители Думы предложили проект акта об отречении, который они привезли с собой. Николай, однако, сказал, что у него есть его собственная редакция, и показал текст, который по его указанию был составлен в Ставке ВГК. Он уже внёс в него изменения относительно преемника; фраза о присяге нового императора была тут же согласована и тоже внесена в текст[135]. 2 (15) марта 1917 в 23 часа 40 минут Николай передал Гучкову и Шульгину манифест об отречении, который, в частности, гласил: «Заповедуем брату нашему править делами государства в полном и нерушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях, на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу»[133][134]. Кроме Акта об отречении Николай подписал ряд других документов: указ Правительствующему сенату об увольнении в отставку прежнего состава Совета министров и о назначении председателем Совета министров — князя Львова, приказ по Армии и Флоту о назначении Верховным главнокомандующим — великого князя Николая Николаевича. Официально указывалось, что отречение имело место в 15:05, то есть именно в тот момент, когда фактически принято было решение о нём, — чтобы не создалось впечатление, что отречение произошло под давлением думских делегатов. Время указов о назначении было проставлено как 14:00, чтобы они имели законную силу как сделанные законным царём до момента отречения и для соблюдения принципа преемственности власти[139]. 3 (16) марта 1917 года, в 6 часов утра, Временный комитет Государственной думы связался с великим князем Михаилом Александровичем, сообщив ему об отречении императора в его пользу. Во время встречи утром 3 (16) марта 1917 с великим князем Михаилом Александровичем, Родзянко заявил, что в случае принятия им престола немедленно разразится новое восстание, и следует передать рассмотрение вопроса о монархии Учредительному собранию. В этом его поддержал Александр Керенский. Великий князь выслушав думских представителей, потребовал разговора с Родзянко наедине и спросил, может ли Государственная дума гарантировать его личную безопасность. Выслушав, что не может, великий князь Михаил подписал манифест об отказе от престола[133][134].

По воспоминаниям генерала Деникина, Алексеев сообщил ему, что, прибыв в Ставку ВГК, Николай II сказал ему, что поменял своё мнение и теперь хочет отречься в пользу сына Алексея, очё м стоит сообщить на имя Временного правительства. Однако, Алексеев так и не отправил телеграмму[135][140]. В последующем, Алексеев, объяснял это тем, что было уже слишком поздно что-то менять, так как уже были опубликованы два манифеста об отречении царя и великого князя Михаила Александровича[135]. 8 (21) марта 1917 когда стало известно о планах Николая отъехать в Великобританию, Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов постановил арестовать Николая и его семью, лишить гражданских прав и конфисковать имущество. Прибывший в Царское Село только что назначенный командующий Петроградским военным округом генерал Корнилов по распоряжению Временного правительства расставил караулы, в том числе для защиты Николая от взбунтовавшегося царскосельского гарнизона и арестовал Александру Фёдоровну[133][134].

8 (21) марта 1917 перед отъездом бывший Император попытался в последний раз обратиться к войскам с «Последним приказом», однако Временное правительство под давлением Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов отказалось публиковать его. Текст приказа гласил:

В последний раз обращаюсь к Вам, горячо любимые мною войска. После отречения моего за себя и за сына моего от престола Российского, власть передана Временному правительству, по почину Государственной Думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия. Да поможет Бог и Вам, доблестные войска, отстоять Россию от злого врага. В продолжении двух с половиной лет Вы несли ежечасно тяжёлую боевую службу, много пролито крови, много сделано усилий, и уже близок час, когда Россия, связанная со своими доблестными союзниками одним общим стремлением к победе, сломит последнее усилие противника. Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы. Кто думает о мире, кто желает его — тот изменник Отечества, его предатель. Знаю, что каждый честный воин так мыслит. Исполняйте же Ваш долг, защищайте доблестную нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному правительству, слушайте Ваших начальников, помните, что всякое ослабление порядка службы только на руку врагу. Твёрдо верю, что не угасла в Ваших сердцах беспредельная любовь к нашей Великой Родине. Да благословит Вас Господь Бог и да ведёт Вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий[141]

Перед отъездом из Могилёва представитель Государственной Думы в Ставке заявил бывшему Императору что он считается арестованным. Николай в своём дневнике от 8 (21) марта 1917 года написал:

Последний день в Могилёве. В 10 ч. подписал прощальный приказ по армиям. В 10½ ч. пошёл в дом дежурства, где простился с со всеми чинами штаба и управлений. Дома прощался с офицерами и казаками конвоя и Сводного полка — сердце у меня чуть не разорвалось! В 12 час. приехал к мам’а в вагон, позавтракал с ней и её свитой и остался сидеть с ней до 4½ час. Простился с ней, Сандро, Сергеем, Борисом и Алеком. Бедного Нилова не пустили со мною. В 4.45 уехал из Могилёва, трогательная толпа людей провожала. 4 члена Думы сопутствуют в моём поезде! Поехал на Оршу и Витебск. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо

После отречения

Николай Романов с дочерьми Ольгой, Анастасией и Татьяной в Тобольске зимой 1917 года

9 (22) марта 1917 в 11:30 царь прибыл в Царское Село. С 9 (22) марта 1917 по 1 (14) августа 1917 года Николай II, его жена и дети жили под арестом в Александровском дворце Царского Села. В конце марта министр Временного правительства П. Н. Милюков пытался отправить Николая и его семью в Англию, на попечение Георга V[142], на что было получено предварительное согласие британской стороны; но в апреле, вследствие нестабильной внутриполитической ситуации в самой Англии, король предпочёл отказаться от такого плана — согласно некоторым свидетельствам[143], вопреки совету премьер-министра Ллойда Джорджа. Тем не менее, в 2006 году стали известны некоторые документы[144], говорящие о том, что вплоть до мая 1918 года подразделение MI 1 британского военного разведывательного управления осуществляло подготовку к операции по спасению Романовых, которая так и не была доведена до стадии практического осуществления[145].

Ввиду усиления революционного движения и анархии в Петрограде, Временное правительство, опасаясь за жизнь арестантов, решило перевести их вглубь России — в Сибирь, в Тобольск. Им разрешили взять из дворца необходимую мебель, личные вещи, а также предложить обслуживающему персоналу по желанию добровольно сопровождать их к месту нового размещения и дальнейшей службы. Накануне отъезда приехал глава Временного Правительства А. Ф. Керенский и привёз с собой брата бывшего императора — Михаила Александровича (Михаил Александрович был выслан в Пермь, где в ночь на 13 июня 1918 года был убит местными большевистскими властями). 1 (14) августа 1917 года в 6 часов 10 минут железнодорожный состав с членами императорской семьи и обслуги под вывеской «Японская миссия Красного Креста» отправился из Царского Села (с железнодорожной станции Александровская). 4 (17) августа 1917 состав прибыл в Тюмень, далее арестованных на пароходах «Русь», «Кормилец» и «Тюмень» по реке перевезли к вечеру 6 (19) августа 1917 в Тобольск. Николай с семьёй несколько дней жил на пароходе «Русь», ожидая ремонта «дома свободы» (бывшего дома генерал-губернатора). 11 (24) августа 1917 года они переселились в дом. К концу августа часть площади перед домом огородили деревянным забором для прогулок семьи. Часть охраны и сопровождающих поселили напротив — в доме купцов Корниловых[146]. Семье разрешили ходить через улицу и бульвар на богослужение в церковь Благовещения. Режим охраны здесь был гораздо более лёгкий, чем в Царском Селе. Семья вела спокойную, размеренную жизнь. В начале апреля 1918 года Президиум Всероссийского Центрального исполнительного комитета (ВЦИК) санкционировал перевод Романовых в Москву с целью проведения суда над ними[147][148]. В конце апреля 1918 года арестанты были перевезены в Екатеринбург, где для размещения Романовых был реквизирован частный дом. Здесь же с ними проживали пять человек обслуживающего персонала: врач Боткин, лакей Трупп, комнатная девушка Демидова, повар Харитонов и поварёнок Седнёв. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года Николай II, Александра Фёдоровна, их дети, доктор Боткин и три человека прислуги (кроме поварёнка Седнёва) были убиты в особняке Ипатьева в Екатеринбурге[149][150][151].

Семейные связи

Царская семья в 1913 году.

Первая осознанная встреча цесаревича Николая с будущей супругой состоялась в январе 1889 года (второй приезд принцессы Алисы в Россию), когда и возникло взаимное влечение. В том же году Николай просил у отца разрешения на брак с нею, но получил отказ[152]. В августе 1890 года, во время 3-го визита Алисы, родители Николая не позволили ему встречи с ней; отрицательный результат имело и письмо в том же году великой княгине Елизавете Фёдоровне от английской королевы Виктории, в котором бабка потенциальной невесты зондировала перспективы брачного союза[153]. Тем не менее, ввиду ухудшающегося здоровья Александра III и настойчивости цесаревича, ему было позволено отцом сделать официальное предложение принцессе Алисе и 2 (14) апреля 1894 Николай в сопровождении дядей отправился в Кобург, куда и прибыл 4 апреля. Сюда же приехали королева Виктория и германский император Вильгельм II. 5 апреля цесаревич сделал предложение принцессе Алисе, однако она колебалась из-за вопроса смены вероисповедания. Однако через три дня после семейного совета с родственниками (королева Виктория, сестра Елизавета Фёдоровна) принцесса дала своё согласие на брак и 8 (20) апреля 1894 года в Кобурге на свадьбе герцога Гессенского Эрнста-Людвига (брат Алисы) и принцессы Эдинбургской Виктории-Мелиты (дочь герцога Альфреда и Марии Александровны) состоялась их помолвка, объявленная в России простым газетным извещением[154]. В дневнике Николай назвал этот день «Чудным и незабвенным в моей жизни». 14 (26) ноября 1894 года в дворцовой церкви Зимнего дворца состоялось бракосочетание Николая II с великой княжной Александрой Фёдоровной, принявшей это именование после миропомазания (совершено 21 октября (2 ноября1894 года в Ливадии на следующий день после смерти Александра III). Молодожёны первоначально поселились в Аничковом дворце рядом с императрицей Марией Фёдоровной, однако весной 1895 года переехали в Царское Село, а осенью — в Зимний дворец в свои покои. В июле-сентябре 1896 года, после коронации, Николай и Александра Фёдоровна совершили большое европейское турне в качестве царственной четы и посетили с визитами австрийского императора, германского кайзера, датского короля и британскую королеву. Завершилось путешествие визитом в Париж и отдыхом на родине императрицы в Дармштадте. В последующие годы у царской четы родились четыре дочери — Ольга (3 (15) ноября 1895, Татьяна (29 мая (10 июня1897), Мария (14 (26) июня 1899) и Анастасия (5 (18) июня 1901). Великие княжны для обозначения самих себя в дневниках и переписке использовали аббревиатуру «ОТМА», составленную по первым буквам их имён, следующих в порядке рождения (Ольга — Татьяна — Мария — Анастасия)[155]. 30 июля (12 августа1904 года в Петергофе появился пятый ребёнок и единственный сын — цесаревич Алексей Николаевич.

Оценки личности

Граф Витте в связи с критической ситуацией в преддверии издания манифеста 17 октября 1905 года, когда обсуждалась возможность введения в стране военной диктатуры, писал в записях-воспоминаниях:

Иначе я себе не могу объяснить, почему государь не решился на диктатуру, так как он, как слабый человек, более всего верит в физическую силу (других, конечно), то есть силу, его защищающую и уничтожающую всех его действительных и подозреваемых… врагов, причём, конечно, враги существующего неограниченного, самопроизвольного и крепостнического режима, по его убеждению, суть и его враги[156].

Генерал Александр Редигер (как военный министр в 1905—1909 годах дважды в неделю имел личный доклад государю) в воспоминаниях (1917—1918) писал о нём:

До начала доклада государь всегда говорил о чём-либо постороннем; если не было иной темы, то о погоде, о своей прогулке, о пробной порции, которая ему ежедневно подавалась перед докладами, то из Конвоя, то из Сводного полка. Он очень любил эти варки и однажды сказал мне, что только что пробовал перловый суп, какого не может добиться у себя: Кюба (его повар) говорит, что такого навара можно добиться только, готовя на сотню людей <…> О назначении старших начальников государь считал своим долгом знать. У него была удивительная память. Он знал массу лиц, служивших в Гвардии или почему-либо им виденных, помнил боевые подвиги отдельных лиц и войсковых частей, знал части, бунтовавшие и оставшиеся верными во время беспорядков, знал номер и название каждого полка, состав каждой дивизии и корпуса, места расположения многих частей… Он мне говорил, что в редких случаях бессонницы, он начинает перечислять в памяти полки по порядку номеров и обыкновенно засыпает, дойдя до резервных частей, которые знает не так твёрдо. <…> Чтобы знать жизнь в полках, он ежедневно читал приказы по Преображенскому полку и объяснил мне, что читает их ежедневно, так как стоит лишь пропустить несколько дней, как избалуешься и перестанешь их читать. <…> Он любил одеваться легко и говорил мне, что иначе потеет, особенно, когда нервен. Вначале он охотно носил дома белую тужурку морского фасона, а затем, когда стрелкам императорской фамилии вернули старую форму с малиновыми шёлковыми рубашками, он дома почти всегда носил её, притом в летнюю жару — прямо на голом теле. <…> Несмотря на выпадавшие на его долю тяжёлые дни, он никогда не терял самообладания, всегда оставался ровным и приветливым, одинаково усердным работником. Он мне говорил, что он оптимист, и действительно, он даже в трудные минуты сохранял веру в будущее, в мощь и величие России. Всегда доброжелательный и ласковый, он производил чарующее впечатление. Его неспособность отказать кому-либо в просьбе, особенно, если она шла от заслуженного лица и была сколько-нибудь исполнима, подчас мешала делу и ставила в трудное положение министра, которому приходилось быть строгим и обновлять командный состав армии, но вместе с тем увеличивала обаятельность его личности. Царствование его было неудачно и притом — по его собственной вине. Его недостатки на виду у всех, они видны и из настоящих моих воспоминаний. Достоинства же его легко забываются, так как они были видны только лицам, видевшим его вблизи, и я считаю своим долгом их отметить, тем более, что я и до сих пор вспоминаю о нём с самым тёплым чувством и искренним сожалением[157].

Протопресвитер военного и морского духовенства Георгий Шавельский в исследовании, написанном в эмиграции в 1930-е годы, писал о царе так:

Узнавать же подлинную, без прикрас, жизнь царям вообще нелегко, ибо они отгорожены высокой стеной от людей и жизни. А император Николай II искусственной надстройкой ещё выше поднял эту стену. Это было самою характерною особенностью его душевного склада и его царственного действования. Это произошло помимо его воли, благодаря его манере обращения со своими подданными… Однажды он сказал Министру иностранных дел Сазонову: «Я стараюсь ни над чем серьёзно не задумываться, — иначе я давно был бы в гробу»… Своего собеседника он ставил в строго определённые рамки. Разговор начинался исключительно аполитичный. Государь проявлял большое внимание и интерес к личности собеседника: к этапам его службы, к подвигам и заслугам… Но стоило собеседнику выйти из этих рамок — коснуться каких-либо недугов текущей жизни, как государь тотчас менял или прямо прекращал разговор[158].

Фрейлина, баронесса София Буксгевден писала:

Простой в обращении, без всякой аффектации, Он имел врождённое достоинство, которое никогда не позволяло забывать, кто Он. Вместе с тем Николай II имел слегка сентиментальное, очень совестливое и иногда очень простодушное мировоззрение старинного русского дворянина… Он мистически относился к Своему долгу, но и был снисходителен к человеческим слабостям и обладал врождённой симпатией к простым людям — в особенности к крестьянам. Зато Он никогда не прощал то, что называл «тёмными денежными делами»[159].

Сенатор Владимир Гурко писал:

Общественная среда, бывшая по сердцу Николаю II, где он, по собственному признанию, отдыхал душой, была среда гвардейских офицеров, вследствие чего он так охотно принимал приглашения в офицерские собрания наиболее знакомых ему по их личному составу гвардейских полков и, случалось, просиживал на них до утра… Привлекали его офицерские собрания царствовавшей в них непринуждённостью, отсутствием тягостного придворного этикета… во многом Государь до пожилого возраста сохранил детские вкусы и наклонности[160].

Военные чины и звания

Награды

  • Орден Святого Андрея Первозванного (20 мая (1 июня1868)
  • Орден Святого Александра Невского (20 мая (1 июня1868)
  • Орден Белого орла (20 мая (1 июня1868)
  • Орден Святой Анны 1-й степени (20 мая (1 июня1868)
  • Орден Святого Станислава 1 степени (20 мая (1 июня1868)
  • Орден Святого Владимира 4-й степени (30 августа (11 сентября1890)
  • Орден Святого Георгия 4-й степени (ВП от 25 октября (7 ноября1915 на основании Постановление Георгиевской Думы Юго-Западного фронта от 21 октября [3 ноября1915:

    Присутствие Государя Императора на передовых позициях вдохновило войска на новые геройские подвиги и дало им великую силу духа; что изъявив желание посетить воинскую часть, находящуюся на боевой линии, и приведя таковое в исполнение, Его Императорское Величество явил пример истинной военной доблести и самоотвержения; что, пребывая в местах, неоднократно обстреливаемых неприятельской артиллерией, Государь Император явно подвергал опасности свою драгоценную жизнь и пренебрегал опасностью, в великодушном желании выразить лично войскам свою монаршую благодарность, привет и пожелания дальнейшей боевой славы. На основании вышеизложенного Георгиевская Дума Юго-Западного фронта единогласно постановляет: повергнуть через старейшего Георгиевского кавалера генерал-адъютанта Иванова к стопам Государя Императора всеподданнейшую просьбу: "Оказать обожающим Державного вождя войскам великую милость и радость, соизволив возложить на себя орден Св. Великомученика и Победоносца Георгия четвертой степени, на основании ст. 7-й статута[162]

Иностранные

Канонизация

C 1920-х годов, в русском зарубежье по инициативе Союза ревнителей памяти императора Николая II, совершались регулярные заупокойные поминовения императора Николая II трижды в год (в день рождения, день тезоименитства и в годовщину убийства), но его почитание как святого начало распространяться по окончании Второй мировой войны[166].

19 октября (1 ноября1981 года император Николай и его семья были канонизированы Русской зарубежной церковью, тогда не имевшей церковного общения с Московским патриархатом в Советского Союза[167]. 14 августа 2000 года вышло решение Архиерейского Собора Русской православной церкви: «Прославить как страстотерпцев в сонме новомучеников и исповедников Российских царскую семью: императора Николая II, императрицу Александру, царевича Алексия, великих княжён Ольгу, Татиану, Марию и Анастасию» (их память — 4 июля по юлианскому календарю)[168][169]. Акт канонизации был воспринят российским обществом неоднозначно: противники канонизации утверждают, что провозглашение Николая II святым носило политический характер[170]. С другой стороны, в части православного сообщества циркулируют идеи о том, что прославления царя как страстотерпца недостаточно, и он является «царём-искупителем». Идеи осуждены Алексием II как кощунственные, так как «искупительный подвиг один — Господа нашего Иисуса Христа»[171].

В 2003 году в Екатеринбурге, на месте снесённого дома инженера Н. Н. Ипатьева, где был расстрелян Николай II и его семья, был построен Храм на Крови́ во имя Всех святых, в земле Российской просиявших, перед входом в который установлен памятник семье Николая II. А первое открытое моление на месте Ипатьевского дома, в котором приняли участие порядка двух сотен человек, состоялось в День памяти царской семьи — 17 июля 1989 года. Спустя 30 лет, уже десятки тысяч паломников со всей России и других стран прибывают на Божественную литургию под открытым небом у Храма-на-Крови. Ночью, 17 июля 2019 года, в Крестном ходе, прошедшем по центральным улицам Екатеринбурга и повторившем двадцатикилометровый маршрут, по которому везли тела членов царской семьи, приняли участие шестьдесят тысяч паломников[172].

Посмертная реабилитация

1 октября 2008 года Президиум Верховного суда Российской Федерации принял решение о реабилитации императора Николая II и членов его семьи, несмотря на мнение Генеральной прокуратуры Российской Федерации, заявлявшей в суде, что требования о реабилитации не соответствуют положениям законодательства ввиду того, что данные лица не были арестованы по политическим мотивам, а судебного решения о расстреле не принималось[173][174][175]. 30 октября 2008 года сообщалось, что Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение о реабилитации пятидесяти двух человек из окружения императора Николая II и его семьи[176]. В декабре 2008 года на научно-практической конференции, проведённой по инициативе Следственного комитета при прокуратуре РФ, с участием генетиков из России и США было заявлено[177], что останки, найденные в 1991 году под Екатеринбургом и преданные земле 17 июня 1998 года в Екатерининском приделе Петропавловского собора (Санкт-Петербург)[178], принадлежат Николаю II[179]. У Николая II были определены Y-хромосомная гаплогруппа R1b1a1a2a1a1-U106 и митохондриальная гаплогруппа T[180][181]. Образцы мтДНК Николая II продемонстрировали редкую точковую С/Т-гетероплазмию в позиции 16169 (70 %C, 30 %T), что послужило дополнительным доказательством того, что обнаруженные под Екатеринбургом останки действительно являются останками Николая II, поскольку такая же гетероплазмия была обнаружена при анализе останков его младшего брата Георгия[182].

В январе 2009 года СКП завершил расследование уголовного дела по обстоятельствам гибели и захоронения семьи Николая II; расследование было прекращено «в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности и смертью лиц, совершивших умышленное убийство»[183]. 23 сентября 2015 года останки Николая II и его супруги были эксгумированы для следственных действий в рамках установления личностей останков их детей — Алексея и Марии[184].

Память

На экране

Литература

Примечания

Комментарии
Источники
  1. 1,0 1,1 Курлов П. Г. Государь император Николай Александрович // Гибель императорской России. — Берлин, 1923. — Гл. II.
  2. Высочайший рескрипт, данный на имя высокопреосвященного митрополита Новгородского и С.-Петербургского Исидора // Русский инвалид. — 9 (21) мая 1868. — № 125. — С. 1. [Рескрипт от 6 мая 1868 года, Царское Село.]
  3. Пчелов Е. В. Династия Романовых: генеалогия и антропонимика // Вопросы истории. — 2009. — № 6. — С. 76—83. Архивировано 15 апреля 2019 года.
  4. Высочайше утверждённый церемониал о святом крещении его императорскаго высочества государя великаго князя Николая Александровича // Русский инвалид. — 19 (31) мая 1868. — № 135. — С. 1. [Имена и титулы — по источнику.]
  5. Воспоминания великого князя Александра Михайловича Романова / Предисловие Н. Старикова — М.: Питер, 2014. — С. 162. — 320 с. — ISBN 5-496-01400-X.
  6. Зимин, 2011, Филологическая подготовка российских монархов.
  7. Платонов О. Николай Второй в секретной переписке. — М.: Алгоритм, 2005. — С. 11.
  8. Радциг Е. С. Николай II в воспоминаниях приближённых // Новая и новейшая история. — 1999. — № 2.
  9. Подробнее см.: Мещеряков А. Покушение на жизнь цесаревича Николая // Додзё. — 2005. — № 5.
  10. 10,0 10,1 Правительственный вестник, 8 (20) мая 1884, № 102, с. 1.
  11. Правительственный вестник, 22 октября (3 ноября1894, № 230, с. 1.
  12. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. — Париж, 1933. — С. 169—170.
  13. К соглашению между Россией и Великобританией о разграничении сфер влияния в области Памиров
  14. Правительственный вестник, 18 (30) января 1895, № 14, с. 1.
  15. Хвостов, 1963, с. 338.
  16. Хвостов, 1963, с. 341.
  17. Хвостов, 1963, с. 341—342.
  18. Витте, 1923, гл. 24: Проект захвата Босфора. Новая политика на окраинах.
  19. Высочайший манифест 3 (15) февраля 1899
  20. Ольденбург, 1939, т. 1, гл. 6, с. 140—142.
  21. Правительственный вестник, 30 июня (12 июля1899, № 139, с. 1.
  22. Правительственный вестник, 8 (20) июля 1899, № 146, с. 2
  23. Миронов, 2015, с. 496.
  24. Россия 1913 год, 1995, с. 343.
  25. Сапрыкин, 2009, с. 57.
  26. Россия 1913 год, 1995, с. 344.
  27. 27,0 27,1 Анфимов А. Царствование императора Николая II в цифрах и фактах // Отечественная история. — 1994. — № 3. — С. 58—76
  28. Макнилл У. В погоне за мощью. Технология, вооружённая сила и общество в XI—XX веках. — М.: «Территория будущего», 2008. — С. 380. — 455 с. — ISBN 5–91129–004–9.
  29. Ferguson N. The Pity of War: Explaining World War I. — L.: Basic Books, 1998. — С. 263. — 563 с. — ISBN 0-465-05711-X.
  30. Сапрыкин, 2009, с. 46.
  31. Данилова Л. Н. История непрерывного педагогического образования в России (конец XIX — начало xx века) // Ученые записки ЗабГУ. Сер. педагогические науки : журнал. — 2017. — Т. 12, № 5. — С. 139. — ISSN 2542-0089.
  32. Ольденбург, 1939, т. 1, гл. 4, с. 84—85.
  33. Бугров А. В. На пути к «золотому рублю» // Денежные реформы в России: История и современность. Сборник статей. — М., 2004. — ISBN 5-93646-043-6
  34. Владимир Коковцов. Из моего прошлого Архивная копия от 23 января 2019 на Wayback Machine
  35. Куприянова Л. В. «Рабочий вопрос» в России во второй половине XIX—начале XX вв.. Исторический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.
  36. Правила о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно членов их семейств в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности
  37. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История Советского государства. — 2-е изд. — М.: Норма, 2008. — С. 66. — ISBN 978-5-468-00149-3.
  38. Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник / Ред.-сост.: д-р ист. наук А. М. Анфимов, д-р ист. наук А. П. Корелин; Отв. ред. А. П. Корелин; Институт российской истории, Российская академия наук. — СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 1995. — 415 с. — ISBN 5-86789-013-9.
  39. 39,0 39,1 Ольденбург, 1939, т. 1, с. 228.
  40. Ольденбург, 1939, т. 1, с. 114—115.
  41. Сбор­ник до­го­во­ров Рос­сии с дру­ги­ми го­су­дар­ст­ва­ми. 1856–1917. М., 1952
  42. Русско-китайские отношения 1689—1916. Официальные документы. — М., 1958. — с. 74-77.
  43. Русско-китайская конвенция 1898 // Румыния — Сен-Жан-де-Люз. — М. : Большая российская энциклопедия, 2015. — С. 82-83. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 29). — ISBN 978-5-85270-366-8.
  44. Чаяние мира всего мира // Московские церковные ведомости. — 30 августа (11 сентября1898. — № 35. — С. 464.
  45. Правительственный вестник, 16 (28) августа 1898, № 178, с. 1 («Le maintien de la paix générale et une réduction possible des armements»)
  46. Гаагская мирная конференция 1899 года // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  47. Вторая конференция мира. 1907 / М-во ин. дел. — Санкт-Петербург : тип. В.Ф. Киршбаума, 1908. — 372 с
  48. Боксерское восстание 1900—02 гг. // Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911. — С. 614—622. — (Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого … [и др.] ; 1911—1915, т. 4)
  49. Боханов А. Н. Николай II / А. Н. Боханов. — М.: Вече, 2008. — 528 с.: ил. — (Императорская Россия в лицах). — С. 147. — ISBN 978-5-9533-2541-7
  50. Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II / Предисловие Ю. К. Мейера — СПб.: Петрополь, 1991. — 672 с. — ISBN 5-88560-088-0. Репринтное воспроизведение издания: Вашингтон, 1981, стр. 228
  51. Н. А. Кудрявцев. Государево око: тайная дипломатия и разведка на службе России. — Олма-Пресс, 2002. — С. 507. — 593 с. — ISBN 5-7654-1500-8.
  52. Сергеев Е. Ю. Военная разведка России в борьбе с Японией (1904—1905 гг.). — Отечественная история, 2004. — № 3. — С. 78—92.
  53. Витте С. Ю. Воспоминания. Т. I. — Берлин: Слово, 1922. — С. 424 (гл. 38).
  54. Полн. собр. зак. Рос. Имп., собр. III, т. 24, ч. 1, с. 78 (23936)
  55. Русско-японская война, 1904—1905: Итоги войны / Куропаткин А. Н. — 2-е изд. — СПб.: Полигон, 2002. — 525 с. — ISBN 5-89173-155-X.
  56. Богданович А. В. Три последних самодержца. — М., 1990. — С. 326.
  57. Данилов Ю. Н. Мои воспоминания об Императоре Николае II-ом и Вел Князе Михаиле Александровиче
  58. Дневники Николая II, 1904. Начат в Царском Селе.
  59. Русско-Японская война 1904-1905 гг. — СПб.: Тип. Тренке и Фюсно, 1910. — Т. IX. — 315 с
  60. Кутаков Л. Н. Портсмутский мирный договор. Из истории отношений Японии с Россией и СССР. 1905—1945 гг. — М.: Соцэкгиз, 1961. — 291 с
  61. Витте С. Ю. Воспоминания. Т. I. — Берлин: Слово, 1922. — С. 337
  62. Именной высочайший указ Правительствующему Сенату Архивная копия от 16 октября 2007 на Wayback Machine 12 (25) декабря 1904 года
  63. Витте, 1923, т. I, с. 274
  64. Гапон Г. А. История моей жизни = The Story of My Life. — М.: Книга, 1990. — 64 с.
  65. Сухов А. А. Гапон и гапоновщина // Э. Авенар. Кровавое воскресенье. — Харьков, 1925. — С. 28—34.
  66. Манасевич-Мануйлов И. Ф. Страничка воспоминаний. (К 9 января) // Новое время. — СПб., 1910. — № от 9 января.
  67. 67,0 67,1 Любимов Д. Н. Гапон и 9 января // Вопросы истории. — М., 1965. — № 8—9.
  68. Витте С. Ю. Воспоминания. Царствование Николая II. — Берлин: Слово, 1922.
  69. Спиридович А. И. Записки жандарма. — Харьков: Пролетарий, 1928. — 205 с.
  70. Кавторин, 1992, с. 358, 364.
  71. 9-е января. Кн. П. Д. Святополк-Мирский о Гапоне // Русское слово. — М., 1909. — № 269 (24 ноября). — С. 4.
  72. Кавторин, 1992, с. 369.
  73. Святополк-Мирская Е. А. Дневник кн. Е. А. Святополк-Мирской за 1904—1905 годы // Исторические записки. — М., 1965. — № 77. — С. 273—277.
  74. Девятое января 1905 // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978
  75. 75,0 75,1 Доклад директора Департамента полиции Лопухина министру внутренних дел о событиях 9-го января // Красная летопись. — Л., 1922. — № 1. — С. 330—338.
  76. Начало первой русской революции. Январь-март 1905 года. Документы и материалы / Под ред. Н. С. Трусовой. — М.: Изд-во АН СССР, 1955. — 960 с.
  77. Доклад комиссии присяжных поверенных 16 января 1905 года по поводу событий в Петербурге 9—11 января 1905 г. // Красная летопись. — Л., 1922. — № 1. — С. 137—160.
  78. Невский В. И. Январские дни в Петербурге 1905 года // Красная Летопись. — 1922. — Т. 1.
  79. Дневник Николая Романова. Запись от 9 (22) января 1905 года. ЦГАОР, ф. 601, оп. 1, д. 248.
  80. Гапон Г. А. Третье послание к рабочим // Священника Георгия Гапона ко всему крестьянскому люду воззвание. — 1905. — С. 14—15.
  81. Струве П. Б. Палач народа // Освобождение. — Париж, 1905. — № 64. — С. 1.
  82. Ленин В. И. Революционные дни // Вперёд. — 18 (31) января 1905 года. — № 4.
  83. Краткий курс истории ВКП(б). Глава III. Меньшевики и большевики в период русско-японской войны и первой русской революции (1904—1907 годы).
  84. Кавторин, 1992, с. 370.
  85. Жорес Ж. Смерть царизма // Освобождение. — Париж, 1905. — № 64. — С. 1—2..
  86. Ленин В. И. Революционные дни // Вперёд. — 31 (18) января 1905 г.. — № 4.
  87. "Власть и общество в Первой российской революции 1905—1907 гг. Документальные свидетельства. М., 2017. С.41-67.
  88. Ольденбург, 1939, т. 1, с. 371—372.
  89. Ocтровский А. В. Poссия. Caмодержавие. Peволюция. Т. II. М.: Товарищество научных изданий 2020. С. 165—275. ISBN 978-5-907372-01-6
  90. Алексеев А. С. Манифест 17 октября 1905 года и политическое движение, его вызвавшее / Отд. оттиск из журн. «Юридический вестник», 1915, кн. IX (III).. — М., 1915. — 26 с.
  91. Ran Chʻeng. The origin and truth of the "Independence of Tibet". — Beijing: New Star Publishers, 1991. — (About Tibet).
  92. 92,0 92,1 Антанта / Серова О. В. // Анкилоз — Банка. — М. : Большая российская энциклопедия, 2005. — С. 23. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 2). — ISBN 5-85270-330-3.
  93. The Franco-Russian Alliance Military Convention — August 18, 1892
  94. Правительственный вестник, 29 мая (11 июня1908, № 116, с. 1.
  95. Правительственный вестник, 30 мая (12 июня1908, № 117, с. 1.
  96. История СССР с древнейших времен до наших дней. — М.: Наука, 1968. — Т. VI. — С. 480.
  97. История СССР с древнейших времен до наших дней. — М.: Наука, 1968. — Т. VI. — С. 475.
  98. Закон о порядке издания касающихся Финляндии законов и постановлений общегосударственного значения // Правительственный вестник. — 1910. — № 133 (22 июня). — С. 1.
  99. Адамова Е. А. (ред.). Сборник договоров России с другими государствами 1856-1917. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1952. — С. 405—407. — 25 000 экз.
  100. Масловский Е. В. Русские отряды в Персии. // Возрождение. Париж, 1966. № 169.
  101. Коковцов, 1933, гл. V: Собрание, под моим председательством, губернаторов для заслушания сообщений о предвыборном положении. Н.А. Хвостов….
  102. С. Д. Сазонов (министр иностранных дел 1910—1916 годов)
  103. Высочайший манифест. // «Правительственный вестник». 21 февраля (6 марта), № 43, стр. 1.
  104. Трехсотлетие державному дому Романовых, 1613-1913 / [Е. Богданович]. — Санкт-Петербург : Товарищество Р. Голике и А. Вильборг, 1913. — 142 с
  105. Правительственный вестник,9 (22) июля 1906, № 153, с. 1.
  106. Выборы в I-IV Государственные думы Российской империи : (воспоминания современников, материалы и документы) / Центральная избирательная комис. Российской Федерации, Российский центр обучения избирательным технологиям при Центральной избирательной комис. Российской Федерации ; авт.-сост.: И. Б. Борисов [и др.]. — Москва : РЦОИТ, 2008. — 859 с. — ISBN 5-93639-065-9
  107. Аграрная реформа Столыпина: Учеб. пособие. - Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1973. - 335 с.
  108. The World War I Document Archive
  109. 109,0 109,1 Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. — М., Международные отношения, 1991. — Гл. XII.
  110. Бьюкенен Дж. Мемуары дипломата. — М.: Международные отношения, 1991. — Гл. 14.
  111. Buchanan G. My Mission to Russia and other diplomatic memories. — 1923. — P. 200. (англ.)
  112. История России, 2010, с. 291.
  113. Ленин В. И. Война и российская социал-демократия // ПСС. — Т. 26
  114. Правительственный вестник, 27 июля (9 августа1914, № 165, стр. 1.
  115. Правительственный вестник, 27 июля (9 августа1914, № 165, с. 2.
  116. Правительственный вестник, 21 октября (3 ноября1914, № 249, с. 1
  117. Алексеев Т. В. Особое совещание по обороне государства и военно-экономическая мобилизация России в годы Первой мировой войны. — СПб.: Лема, 2015. — 768 с
  118. Шацилло К. Ф. «Дело» полковника Мясоедова // Вопросы истории. — 1967. — № 2. — С. 103—116.
  119. 119,0 119,1 Уткин А. И. Первая мировая война. — М.: Алгоритм, 2001. — 592 с.
  120. Поршнева О. С. Крестьяне, рабочие и солдаты России накануне и в годы Первой мировой войны. — М., 2004. — 200 с.
  121. Деникин, 2002, Старая армия и государь, с. 34.
  122. Генерал А. Е. Эверт и итоги Виленской стратегической операции. btgv.ru. Дата обращения: 2 ноября 2020. Архивировано 2 ноября 2020 года.
  123. Виленская стратегическая операция 1915 г. Ч. 4. Успех Русского Оружия. btgv.ru. Дата обращения: 2 июня 2022. Архивировано 2 июня 2022 года.
  124. Лемке, 1920, с. 813—814.
  125. Поспеловский, 1997, с. 245—246.
  126. 126,0 126,1 Куртуа С., Верт Н., Панне Ж.-Л., Пачковски А., Бартошек К., Марголен Ж.-Л., при участии Коффер Р., Ригуло П., Фонтен П., Сантамария И., Булук С.Парадоксы Октября // Чёрная книга коммунизма: преступления, террор, репрессии / Пер. под рук. Е. Л. Храмова. — (Три Века Истории). — М., 1999. — Ч. 1: Государство против своего народа. — Гл. 1.
  127. «Русскій Инвалидъ». 20 января 1917, № 19, стр. 5.
  128. Давидсон А. Д. Февраль 1917 года. Политическая жизнь Петрограда глазами союзников // Новая и новейшая история. — 2007. — № 1.
  129. Глава 23. «Межсоюзническая конференция». // Василий Гурко. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом. 1914—1917. М., 2007, стр. 288—305.
  130. Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев. www.golubinski.ru. Дата обращения: 11 апреля 2024. Архивировано 11 апреля 2024 года.
  131. Государственная Дума Российской империи 1906—1917: энциклопедия. — М.: Российская политическая энциклопедия, 2008. — С. 670.
  132. 132,0 132,1 Телеграфная переписка Ставки, Петрограда и командующих фронтами в феврале-марте 1917 г.
  133. 133,0 133,1 133,2 133,3 Кобылин, 2005
  134. 134,0 134,1 134,2 134,3 Ольденбург С. С. Царствование Императора Николая II / Предисловие Ю. К. Мейера. — СПб.: Петрополь, 1991. — 672 с. — ISBN 5-88560-088-0.
  135. 135,0 135,1 135,2 135,3 Катков Г. М. Отречение // Февральская революция / Пер. с англ. Н. Артамоновой, Н. Яценко. — М.: Русский путь, 1997. — Глава 12. — 419 с.
  136. Катков Г. М. Февральская революция. — М.: Русский путь, 1997, — 419 с. Пер. с англ.: Н. Артамоновой, Н. Яценко // Глава 12. Отречение
  137. 137,0 137,1 137,2 Смолин, 2012, с. 139.
  138. Зырянов, 2012, с. 300.
  139. Г. Иоффе Русский либерал. Премьер-министр Временного правительства — князь Львов. // «Наука и жизнь», 2006, № 4.
  140. Генерал А. И. Деникин. Революция и царская семья // Очерки русской смуты. — Paris, 1921. — Т. 1. — Вып. 1. — С. 54.
  141. Кобылин, 2005, с. 334—335.
  142. Отречение Николая II (недоступная ссылка). Дата обращения: 15 марта 2010. Архивировано 31 марта 2015 года.
  143. Rose, Kenneth. King George V. London: Weidenfeld and Nicolson, 1983, стр. 210 (ссылка на записи личного секретаря короля Георга лорда Стамфордхама (Arthur John Bigge)).
  144. British spies in plot to save tsar The Sunday Times 15 октября 2006.
  145. Sinclair, David. Two Georges: The Making of the Modern Monarchy. London, 1988, стр. 149.
  146. Тобольск // Искры. — 1917. — № 34 (3 сентября).
  147. Тайные силы Екатеринбургского злодеяния (недоступная ссылка). Дата обращения: 31 декабря 2009. Архивировано 18 июня 2010 года.
  148. Останки, найденные на Урале в июле, принадлежат Романовым «с большой степенью вероятности» NEWSru 28 сентября 2007.
  149. Лавров В. М. «Со святыми упокой…» Архивная копия от 1 марта 2017 на Wayback Machine // Огонёк. — 2008. — № 28.
  150. Дитерихс М. К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. — 1922.
  151. Материалы правительственной Комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора Николая II и членов его семьи.
  152. Позднышев С. Распни его. — Париж, 1952. — С. 9.
  153. Гурко, 1927, с. 59—60.
  154. Правительственный вестник, 10 (22) апреля 1894, № 79, с. 1.
  155. alexanderpalace.org, The Grand Duchesses — OTMA
  156. Витте, 1923, т. II, с. 27 (орфография источника).
  157. Редигер А. Ф. История моей жизни. Глава 7. — С. 545, 547, 548—549.
  158. Шавельский, 2005, с. 464—465 (орфография источника).
  159. Боханов А. Н. Николай II. — М.: Вече, 2008. — С. 16. — 528 с. — (Императорская Россия в лицах). — ISBN 978-5-9533-2541-7.
  160. Гурко, 1927, с. 8—9.
  161. Правительственный вестник. — 20 декабря 1915 (2 января 1916). — № 295. — С. 6
  162. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия : имен. списки 1769-1920 : биобиблиогр. справ. / Федер. арх. агентство, Рос. гос. воен.-ист. арх. ; отв. сост. В. М. Шабанов. — Москва : Рус. мiръ, 2004. — 922 с. — ISBN 5-89577-059-2
  163. . — P. 143, 149.
  164. Визиты славянских Монархов в Россию (1909—1911 гг.)
  165. Монгол улсын одон медаль, тэмдэгний үйлдвэрлэлийн үүсэл хөгжлөөс (недоступная ссылка). Дата обращения: 13 июня 2011. Архивировано 2 мая 2021 года.
  166. Позднышев С. Немеркнущий свет. — Сан Пауло, 1949. — С. 27.
  167. Служба в Нью-Йорке // Известия. — 1981. — № 259 (19935; 5 ноября). — С. 4.
  168. Из Деяния Юбилейного Освященного Архиерейского Собора Русской православной церкви о соборном прославлении новомучеников и исповедников российских XX века (Москва, Храм Христа Спасителя, 13—16 августа 2000 года.)
  169. Император Николай Второй и его семья причислены к лику святых. Архивная копия от 21 октября 2008 на Wayback Machine Православие.Ru, Москва, 14 августа 2000.
  170. О канонизации последнего русского царя
  171. Предстоятель Русской Церкви осудил т. н. «чин всенародного покаяния» Православие.Ru, 24 декабря 2007.
  172. Памяти семьи Романовых. В Екатеринбурге прошёл Царский крестный ход. Телеканал «Россия. Культура» (17 июля 2019). Дата обращения: 17 июля 2019.
  173. Последний российский император Николай II и члены его семьи реабилитированы NEWSru 1 октября 2008.
  174. Реабилитация через 90 лет после казни
  175. Верховный суд РФ реабилитировал членов царской семьи (1 октября 2008). Дата обращения: 18 июня 2021. Архивировано 17 апреля 2013 года.
  176. Реабилитированы десятки приближенных Николая II, разделившие участь его семьи NEWSru 30 октября 2009.
  177. Экспертиза подтвердила, что найденные останки принадлежат Николаю II Архивная копия от 7 августа 2011 на Wayback Machine ИТАР-ТАСС 5 декабря 2008.
  178. Обряд погребения // Коммерсантъ: газета. — 1998. — № 129 (18 июля).
  179. Identification of the remains of the Romanov family by DNA analysis (экспертиза 1994 года)
  180. Rogaev, (2009), Genomic identification in the historical case of the Nicholas II royal family, Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, vol. 106, no 13 (March 2009), pp. 5258?5263.
  181. Coble MD, et al. (2009), Mystery Solved: The Identification of the Two Missing Romanov Children Using DNA Analysis, PLoS ONE, vol. 4, no. 3: e4838.
  182. Ivanov P. L., Wadhams M. J., Roby R. K., Holland M. M., Weedn V. W., Parsons T. J. Mitochondrial DNA sequence heteroplasmy in the Grand Duke of Russia Georgij Romanov establishes the authenticity of the remains of Tsar Nicholas II (англ.) // Nature Genetics : journal. — 1996. — April (vol. 12, no. 4). — P. 417—420. — doi:10.1038/ng0496-417. — PMID 8630496.
  183. Прокуратура закрыла дело об убийстве Николая II и его семьи NEWSru, 15 января 2009.
  184. Дополнительные исследования в рамках уголовного дела о гибели членов семьи российского императора Следственный комитет России, 24 сентября 2015.
  185. Музей Семьи Императора Николая II
  186. Оксана Колосова. Калужан попросили помолиться о новом царе. Информационный портал KP40.RU (1 августа 2016). Дата обращения: 2 августа 2016.
  187. В северной столице возле храма на Обводном канале открыт памятник святым страстотерпцам императору Николаю II и императрице Александре