Тринчер, Карл Сигизмундович

Материал из «Знание.Вики»
Карл Тринчер
Karl Trincher.jpg
Дата рождения 17 марта 1910(1910-03-17)
Место рождения Брно, Австро-Венгрия
Дата смерти 7 октября 1996(1996-10-07) (86 лет)
Место смерти Вена, Австрия
Гражданство Флаг Австро-Венгрии Австро-Венгрия
Флаг СССР СССР
Флаг Австрии Австрия
Род деятельности учёный-физиолог
Супруг(а) Гертруда Тринчер (Рутгерс)
Дети сыновья Юстин и Владимир

Карл Тринчер (19101996) — известный советско-австрийский ученый-физиолог и писатель.

Жизнь до эмиграции

Венский университет
Венский университет

Родился в семье этнических евреев в городе Брно 17 марта 1910 года (в это время город относился к Австро-Венгрии, ныне это Чехия). В 1934 году Тринчер эмигрировал в СССР, где занимался научной деятельностью в области физиологии, и стал кандидатом биологических наук. После двух неудачных попыток защиты докторской диссертации Тринчер в 1979 году вернулся в Австрию, где продолжал научную деятельность и преподавал в Венском университете.

В 1930 году, по завершении обучения в текстильном училище города Брно, юноша поступил в Венский университет, где в течение 8 семестров изучал медицину. Пытливого студента не устраивала программа обучения медиков, и он дополнительно изучал коллоидную и физическую химию, а также слушал лекции Альберта Эйнштейна, Макса Планка и Нильса Бора.

Коллоидная химия привлекала студента тем, что исследовала процессы, происходящие в биологических мембранах, как границах раздела фаз. Курс лекций читал отец будущего знаменитого австро-швейцарского физика-теоретика Вольфганга Паули (1900—1958), медик и биохимик профессор Вольфганг Джозеф Паули (1869—1955). Чтобы понимать лекции, Карл стал изучать высшую математику.

Знакомство с семьей Рутгерсов

Мемориальная доска на доме, где работал инженер Рутгерс

В 1927 году Карл познакомился с Гертрудой Корнелией Рутгерс (1911—2011), и в 1937 году, уже в Советском Союзе, молодые люди поженились. С будущей женой Карла свел случай — в 1927 году её отец, голландский инженер Себальд Рутгерс, находился в Вене на лечении диабета и писал книгу «Крестьянский вопрос»; жена Барта и 16-летняя дочь Гертруда сопровождали его.

Инженер Себальд Юстинус Рутгерс (1879—1961) являлся одним из основателей Коммунистической партии Голландии, и работал (с перерывами) с 1918 по 1938 гг. консультантом по развитию промышленности Урала, Кузбасса и Сибири, по поручению В. И. Ленина работал в зарубежном бюро Коминтерна, а позднее в редакции советской англоязычной газеты «Moscow news»[1].

Гертруда приводила в дом Рутгерсов своих друзей, среди которых был и Карл, быстро подпавший под обаяние инженера и усвоивший идеи коммунизма. В 1930 году Рутгерс вновь уезжает в Советский Союз, Гертруда остается в Вене, учится на курсах медсестер и готовится к поступлению в университет.

Эмиграция в СССР

Когда Карл учился уже на четвёртом курсе, Гертруду в 1934 году арестовали за участие в студенческой антифашистской демонстрации, она отсидела неделю в тюрьме, и по приговору суда была осуждена на год заключения условно, за чем последовало исключение из университета. Адвокат-коммунист Вакс подсказал выход — Гертруда не была гражданкой Австрии, и как иностранка имела право покинуть страну, избежав тем самым наказания.

Родители Гертруды с 1930 года уже находились в Москве, и Гертруда выезжает в Москву, где её в конце летнего семестра принимают на обучение в Первом Московском медицинском институте; 1 июля вслед за ней приезжает и Карл, принявший решение остаться в СССР. Брак молодые люди зарегистрировали лишь в 1937 году, с началом репрессий — как пишет в воспоминаниях Гертруда, «чтобы в случае ареста помогать друг другу».

Научная работа до заключения

Обучение Карлу пришлось завершать в Первом Московском медицинском институте, где он после года учёбы на 5 курсе получил в 1935 году диплом врача, а в 1936 году и советское гражданство. В московском мединституте не было возможности продолжать изучение математики и коллоидной химии, и эти дисциплины Тринчер изучал самостоятельно. Завершила обучение в мединституте и Гертруда, по специальности педиатрия.

Начало научной деятельности

Вместо обязательной для молодого специалиста трехлетней работы на селе Тринчеру удалось устроиться на работу и продолжить обучение в аспирантуре в московском Всесоюзном институте экспериментальной медицины, реорганизованном по инициативе писателя Максима Горького для всестороннего изучения человека. В институте Тринчера взял к себе, по рекомендации профессора Паули, профессор Рубинштейн, изучавший биологические мембраны.

Тринчера не увлекло направление исследования, выбранное Рубинштейном, и он перешел на работу к Б. Н. Тарусову, изучавшему влияние электромагнитных полей на ткани организма. Но Тринчеру и здесь чего-то не хватило, и он переходит к В. А. Виленскому, изучавшему осмотическое давление.

Тринчер исследовал электрическую проводимость тканей человеческого организма электрическому току низкой и высокой частоты. Исследования заложили основу современной биоимпедансометрии, позволяющей за короткое время оценить состав человеческого организма путем пропускания через него безопасного по величине тока высокой частоты[2].

В 1937 году, в период «ежовщины» (массовых репрессий), Тринчер был уволен из института, и он долго подыскивал работу с возможностью продолжения научных исследований. Работу он нашел лишь на окраине Москвы. На новом месте работы Тринчеру было поручено организовать биохимическую лабораторию, с чем он успешно справился. Особо его оценили за то, что он построил для больницы дистяллятор, решивший вопрос с обеспечением больницы дистиллированной водой.

В больнице Тринчер начал работать над кандидатской диссертацией, областью исследования было выбрано поведение крови в электромагнитном поле, для чего Тринчер построил генераторы низких и высоких частот. Он обнаружил, что с ростом частоты электропроводность крови увеличивается (так ведут себя электрические конденсаторы, что отвечало строению клеток, где проводящие ткани внутри и снаружи были разделены непроводящей мембраной, включающей в себя молекулы жира).

Защита кандидатской диссертации

Шоу с клеткой Фарадея

В ноябре 1938 году народный комиссар внутренних дел Николай Ежов был освобожден от должности и вскоре расстрелян, на посту его сменил Лаврентий Берия. В своих мемуарах Тринчер вспоминает, что волна репрессий пошла на убыль, и его вновь принимают на работу в Институт экспериментальной медицины и восстанавливают в аспирантуре; впрочем, лишь после его жалобы прокурору на отказ в приеме на работу.

Уровень электромагнитных помех в окрестности института был настолько высок, что Тринчеру пришлось проводить опыты по исследованию электрической проводимости крови и структуре эритроцитов в специально построенной клетке, огражденной металлической сеткой — т. н. «клетке Фарадея». В институте Тринчер защищает кандидатскую диссертацию на тему «Электропроводность крови и структура эритроцита», и становится кандидатом биологических наук.

Но спад репрессий не снял с Тринчера, как бывшего иностранца, подозрения, и в 1938 году он впервые вызывается на допрос в НКВД, где с ним попеременно работают два следователя, «злой» и «добрый». Ареста удалось избежать как в 1938 году, так и при повторном вызове на допрос в 1940 году, где с ним работали уже три следователя НКВД, а все вопросы и ответы печатались на пишущей машинке. Знакомый с основами психоанализа Тринчер отключал на время допроса сознание, и давал ответы, руководствуясь исключительно подсознанием, а подсознание диктовало рассказывать все без утайки — совесть Тринчера была чиста.

Годы заключения в лагерях ГУЛАГа

Бутырская тюрьма

С началом Великой Отечественной войны в 1941 году Тринчер, как офицер запаса медицинской службы, подлежал отправке на фронт, но для бывшего гражданина Австрии это было совершенно исключено. 10 (или 11) сентября 1941 года, когда в Москве распространялись слухи, что её сдают немцам, Тринчер был арестован на рабочем месте; обрадовало его лишь то, что с началом войны Гертруда с детьми была отправлена в эвакуацию и находилась далеко; о судьбе арестованного мужа Гертруда ничего не знала целый год[3]. На период следствия Тринчер был препровожден в Бутырскую тюрьму, обвинение против него было выдвинуто стандартное — шпионаж (это был верный расстрел); но вынесенный 30 января 1943 года приговор был неожиданно мягким со сменой статьи обвинения — 5 лет заключения как социально опасного элемента — за связь с родственниками за границей и арестованными в СССР иностранцами.

Чистопольская тюрьма

Чистопольская тюрьма

Следствие велось в Чистопольской тюрьме в Татарстане, куда Тринчер был эвакуирован после эвакуации в начале зимы 1941/42 годов заключенных из московских тюрем. На питании заключенных сказывалась обстановка на фронте, и рацион состоял из хлеба и кипятка. Заключенные готовили из этих двух «продуктов» тюрю, но Тринчер хлеб в воду не крошил — он знал, и предостерегал других заключенных, что в отсутствие витаминов организм не производит необходимых для переваривания пищи ферментов, что хлеб не в состоянии перевариться в желудке и кишечнике, и что единственная возможность заставить организм эти ферменты вырабатывать — долго и тщательно хлеб жевать, не запивая его водой, чтобы он начинал перевариваться в ротовой полости ферментами слюнных желез, и в желудок поступал уже пропитанный ими.

Гораций Флетчер

Тринчер наверняка был знаком с частично безумным, но не лишенным научного основания учением американского пропагандиста здорового образа жизни Горация Флетчера (1849—1919), призывавшего пережевывать каждый кусок пищи 32 раза (по количеству зубов), а позднее увеличившему это количество до 100.

Смертность среди заключенных в Чистопольской тюрьме была очень высокой, но на территории тюрьмы процветал натуральный обмен — полученные с воли вещи можно было обменять на продукты. Попав в тюрьму в хорошем костюме, Тринчер встал перед вопросом — променять его на мясо, сливочное масло или сахар, который разрешил также на основе своих научных знаний. Сахар — всего лишь источник энергии, и никаких ценных питательных веществ, способных поддержать организм, не содержит. Для переваривания мяса опять-таки нужны ферменты, и лишь жир способен усвоиться относительно легко. Карл выменял костюм на 500 г сливочного масла, и съел его в течение одного дня, делая «настоящие» бутерброды с хлебом.

Ивдельский лагерь

Из тюрьмы Тринчера, после вынесения приговора, перевели вначале в лагерь под Казанью, а затем в Ивдельский лагерь (Свердловская область) на Северном Урале. Там ему пригодился врачебный диплом — его назначили врачом лагерной больницы, хотя до того он никогда не работал врачом-лечебником, и не имел медицинской практики, которую в лагере быстро набрал, следя за действиями опытной медсестры и при случае расспрашивая её о том, как бы она поступила в рассматриваемом случае.

Работа в больнице спасла его от общих работ по заготовкам леса и работам на стройке. Заключенные в лагере долго не жили — в среднем через два года умирали от болезни желудка, причину которой местные врачи не могли установить. Все изменилось в 1943 году, когда заключенным, осужденным за уголовные преступления, была предоставлена возможность искупить свои преступления, отправившись на фронт (кроме осужденных по статьям 58 и 59 УК РСФСР, то есть осужденным за контрреволюционную деятельность и за особо опасные преступления против порядка управления). Из Центра пришел приказ разобраться с причиной высокой смертности заключенных. В лагерь в ограниченном количестве стало поступать американское питание, но статистика смертей не улучшалась.

Обед заключенных в одном из лагерей ГУЛАГа

Тогда была созвана научная конференция, куда созвали всех врачей. Вопрос был поставлен предельно ясно — какого компонента недостает в питании заключенных. О том, чтобы довести норму питания до нормы довоенного времени или до нормы Красной Армии, не могло быть и речи. Врачи, как вольнонаемные, так и заключенные, мыcлили традиционно — причина отеков недостаток белков, а наблюдающиеся симптомы указывают на заболевание бери-бери (тогда считалось, что причина бери-бери — недостаток витамина B1).

Что удивительно, врачи и сами не особо верили в выдвигаемые гипотезы, поэтому в итоге согласились с мнением Тринчера, что отеки вызываются не падением онкотического давления и выходом воды из кровяного русла, а нехваткой жиров для поддержания целостности клеточных мембран. Это мнение Тринчера, высказанное в 1943 году, полностью поддерживается современным знанием о состоянии клеточных мембран при нехватке жиров, что отмечается биоимпедансным обследованием — значением измеренного фазового угла[2] (что вновь отсылает к некогда проводившимися Тринчером исследованием электропроводности тканей). Вода у больных заключенных вытекала из клеток вследствие нехватки материала для «залатывания» дырявых клеточных оболочек.

По расчетам Тринчера, положение можно было исправить за 2 месяца, добавляя в рацион заключенного ежедневно 20 граммов сливочного масла. После коррекции питания заключенных, благодаря содержащимся в масле незаменимым (эссенциальным) полиненасыщенным жирным кислотам и жирорастворимым витаминам A, E и D, а также молочнокислым бактериям, что способствовало оздоровлению микрофлоры толстой кишки, больные стали выздоравливать, а здоровые перестали заболевать. Вылечил Тринчер и диарею у заключенных, опять-таки вспомнив лекции профессора Паули по коллоидной химии.

Тринчер из рядового врача стал главным, получил отдельный кабинет, и даже стал рассчитывать на досрочное освобождение. Но все испортил случай — одному охраннику не понравилось, что заключенный Тринчер не поприветствовал его должным образом, и оставшийся срок заключения Тринчеру пришлось отбывать в другом лагере.

Научная работа до возвращения в Австрию

По выходу на свободу по амнистии от 16 февраля 1946 года Тринчеру был запрещен возврат в столицу, как и проживание в крупных городах. Он короткое время работает в больнице в Ивделе, а затем в селе Купань Переславского района Ярославской области. Из Купани он высылается в город Сасово Рязанской области, где Гертруда работает детским врачом. Воссоединившаяся семья выезжает в 1946 году без разрешения в Москву, где выясняется, что жить им негде — доставшаяся от Сибальда Рутгерса квартира оказалась занята посторонним человеком[4].

Дом в Миассе

В результате семья с 1947 года обосновалась в Миассе, на Южном Урале. Карл получил должность участкового врача отдаленного района, со временем удалось получить в больнице место фтизиатра, которое никто не хотел занимать — туберкулез считался смертельной болезнью, и врачи зачастую заражались сами. Гертруда заведовала в той же больнице детским отделением на 20 коек и вела ординатуру, по отзывам будучи очень строгой и требовательной[5]. Двое детей, старший Юстин и младший Володя, родившиеся в Советском Союзе и хорошо владевшие русским языком, ходили в школу. Особой радостью для семьи явилось получение двухкомнатной квартиры с ванной, ведь первоначально приходилось жить в бараке в одной комнате.

Себальд Рутгерс с женой Бартой дважды навещают семью Карла в Миассе — в 1951 и 1956 годах. В 1956 году Рутгерса с почетом встречают в горкоме КПСС, горсовете и на автозаводе, в качестве переводчика его сопровождает Гертруда[6].

В Миассе Тринчера вновь настигла тема жиров, «преследующая» его всю жизнь. Он узнал, что местные жители лечат туберкулез барсучьим или собачьим салом. У вылечившихся больных легкие оставались пораженными, но без признаков инфекции. Тринчер выдвинул гипотезу, что в составе жиров барсука и собаки присутствует жирная кислота, которую бактерии туберкулеза ошибочно принимают за необходимую для построения своих оболочек, и в результате погибают, не получив нужной жирной кислоты.

Тринчер выдвинул еще одну гипотезу, что жиры способны сгорать напрямую в легких, соединяясь с кислородом, при этом отсутствует необходимость в ферментах (как при переваривании в желудочно-кишечном тракте). Свое открытие Тринчеру пришлось проверять в Челябинском медицинском институте у профессора К. А. Мещерской.

Первая «послелагерная» работа Тринчера была опубликована в научном журнале. Но вплоть до смерти Сталина (в марте 1953 года) Тринчеру не удавалось найти подходящую для научных исследований работу, и лишь в сентябре 1953 года его приглашают в Семипалатинский мединститут, куда брали многих специалистов с «пятнами» в биографии, и где он преподавал физическую и коллоидную химию.

Две незащищенные докторские диссертации

После реабилитации Военным трибуналом Московского военного округа 9 мая 1956 года Тринчер получил возможность вернуться в Москву, и стал работать в Институте биофизики АН СССР в должности старшего научного сотрудника. За год он опубликовал 4 статьи, в том числе и за границей, приобрел известность и начал работать над докторской диссертацией по теме «Теплоообразующая функция легких». Материала было предостаточно, по теме диссертации удалось напечатать в 1960 году монографию, но состоявшаяся в 1962 году защита оказалась провальной. В воспоминания Тринчер пишет, что это произошло исключительно благодаря проискам личного врага, имеющего связи в ВАКе.

Заболев, Тринчер долго лечился, и вернувшись в институт, сменил тему исследования, занявшись законами биологической термодинамики. Тема была связана с интересовавшей его теплообразовательной функцией легких на основе бесферментного сгорания в них жиров. Эти идеи также не воспринимались большинством членов научного сообщества, но на основе их развития Тринчер пришел к мысли о том, что внутри живой клетки вода существует в особом термодинамическом состоянии, четвертом (помимо льда, жидкой воды и пара).

На уровне «простых» понятий воду в четвертом состоянии можно было бы назвать «живой» водой. При этом изучить это состояние вне клетки оказывается невозможным — вне клетки «живая» вода денатурируется, превращаясь в обычную воду. ВАК не утвердил и эту работу Тринчера, представленную на защиту в 1968 году, за чем последовал запрет на публикации. Обращения ученого в ЦК КПСС, Комитет партийного контроля и газету «Правда» оказались безуспешными.

Тогда вопрос был вынесен на Президиум Академии наук СССР, где Тринчеру предоставили 20 минут для доклада. В заключительном слове ему было отказано, сделанные на основании выступлений его научных противников выводы оказались неутешительными для ученого, и Тринчер принял решение покинуть Советский Союз.

Гертруда дважды, в 1958 и 1961 годах, навещала родителей в Голландии (в 1961 году отец передает ей свой архив); Карл не покидал страну, с момента приезда в 1934 году, ни разу.

Он уволился из института, оформил пенсию и стал ждать приглашения и разрешения на выезд из страны. Из СССР он уехал на постоянное жительство в Австрию в 1979 году с Гертрудой, оставив в стране детей и внуков. Ему уже было 69 лет, начинался новый период его жизни.

Завершающий период жизни

В Венском университете Тринчера хорошо помнили, и приняли на работу в качестве приглашенного лектора. На факультете физиологии Венского университета Тринчеру вручили диплом профессора без обязательной защиты, на основании научных достижений и опубликованных работ.

Масло к завтраку

В 1981 году в Австрии была издана его книга по биологической термодинамике, а в учебниках по биологии стали приводиться ссылки на его научные работы. Тринчер участвует в крупных международных конференциях, а в 1990 году принимает участие в Киеве в конференции «Жидкие свойства в тонких слоях».

Карл Тринчер прожил 86 лет и умер в 1996 году. Гертруда пережила мужа на 25 лет, умерев в 2011 году в 100-летнем возрасте в доме престарелых, пережив двоих своих сыновей,

А норма сливочного масла в 20 г была введена в Советской Армии в конце 1960-х годов, до этого она составляла 10 г; в настоящее время в Армии России она увеличена до 30 г (к этому ещё 30 г животного масла и 20 г растительного). Соответствующие энерготратам и выполняемой деятельности норма предусмотрена и в «гражданских» рационах.

Научные работы и произведения Карла Тринчера

На русском языке

  1. Тринчер, К. С. Теплообразовательная функция и щелочность реакции легочной ткани: моногр. / К. С. Тринчер, АН СССР, Ин-т биолог. физики.- Москва : Изд-во Акад. наук СССР, 1960.- 107 с.
  2. Тринчер К. С. Элементы биологической термодинамики. Биология и информация: моногр. / К. С. Тринчер. — М.: Наука, 1964.

На немецком языке

  1. Karl Trincher. Die Gesetze der biologischen Thermodynamik. Wien: Urban & Schwarzenberg, 1981. 210 s.
  2. Карл Тринчер. Природа и душа. Вена, 1981.
  3. Karl Trincher. Wasser — Grundstruktur des Lebens und Denkens. Wien: Herder & Co. 1990.
  4. Karl Trincher. Über das Wasser und die Warmblütigkeit. Wasser — noch immer ein lebendiges Geheimnis. SANUM-Post Nr. 15/1991, s. 21 — 26.
  5. Karl Trincher, Mut zur Wissenschaft. Mein Leben als Arzt, Forscher und Entdecker der «Physik des Lebens». Eine Autobiographie, Ludwigsburg 1995.
  6. Карл Тринчер. Разорванная радуга. Рассказы и стихи. Вена, 1997.
  7. Физика жизни. Термодинамические основы биологии. Вена, 1998.

Примечания

  1. Г. С. Тринчер, К. С. Тринчер. Рутгерс / Пер. Р. Я.Белова. — М.: Молодая гвардия, 1967. — 213 с. — (Жизнь замечательных людей).
  2. 2,0 2,1 Д.В. Николаев, А.В. Смирнов, И.Г. Бобринская, С.Г. Руднев. Биоимпедансный анализ состава тела человека. — М.: Наука, 2009. — С. 3—4, 287-289. — 392 с. — ISBN 978-5-02-036696-1.
  3. Из Вены пришло печальное известие. КРАСНАЯ ГОРКА МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК (05.09.2011).
  4. Trincher, Karl. Österreichische Stalin-Opfer (bis 1945) (нем.). Documentation Centre of Austrian Resistance.
  5. Наталья Корчагина. Дочь известного голландского коммуниста работала врачом в Миассе. Миасский рабочий (20.06.21).
  6. Gertrude Trincher-Rutgers. Das Haus in Miass. Odyssee einer Kinderärztin. — Wien: Verlag für Gesellschaftskritik, 1993. — 175 с. — (Biografische Texte zur Kultur- und Zeitgeschichte). — ISBN 9783851151718.
WLW Checked Off icon.svg Данная статья имеет статус «готовой». Это не говорит о качестве статьи, однако в ней уже в достаточной степени раскрыта основная тема. Если вы хотите улучшить статью — правьте смело!