Музей Куприна

Материал из «Знание.Вики»
Музеи России
Музей Куприна
Музей Куприна. Наровчат. Пензенская область.jpg
Страна  Россия
Город село Наровчат
Местоположение Пензенская область
Основные даты
1981
Статус Филиал Объединения государственных литертурно-мемориальных музеев Пензенской области

Музей Куприна — первый и единственный музей выдающегося русского писателя Александра Ивановича Куприна[1] Открыт в 1981 году на родине писателя в селе Наровчат Пензенской области. В основе коллекции музея мемориальные вещи, переданные дочерью писателя Ксенией Куприной, которая присутствовала на открытии музея своего отца. Экспозиция охватывает всю биографию писателя от рождения до посмертной славы, вмещает обширную информацию о творчестве классика русской литературы.

Музей Куприна входит в состав Объединения государственных литературно-мемориальных музеев Пензенской области (ОГЛММ)[2].

История дома-музея

Литературно-мемориальный музей Куприна[3] располагается в бывшем доме купца В. И. Шлыкова, отстроенном на фундаменте сгоревшего в 1891 году дома, который принадлежал родителям писателя[4][5]. В Наровчате сохранилось историко-мемориальное пространство. Рядом с музеем расположен Покровский собор, в котором крестили младенца Сашу Куприна. В историческом центре находится здание бывших присутственных мест, где служил письмоводителем отец будущего писателя — Иван Иванович Куприн. О родном городе Александр Куприн напишет в рассказе «Храбрые беглецы», припомнив местную поговорку[6]:

Соседние городки по русской охальной привычке дразнили: «Наровчат одни колышки торчат»

— . Александр Куприн

Здесь, в уездном городе Наровчат Пензенской губернии, 7 сентября (26 августа) 1870 года родился будущий писатель и прожил первые три года детства. Наровчат знал по рассказам матери. Образ города в рассказе «Храбрые беглецы» представлялся сказочным[6]:

«Для него Наровчат был богатым людным городом. Вроде Москвы, но несколько красивее. А вокруг шумели дремучие леса, расстилались непроходимые болота, текли широкие и быстрые реки».

— Александр Куприн

У истоков литературно-бытовой экспозиции[7] музея стояли Валентин Арзамасцев (на тот момент генеральный директор ОГЛММ), Пётр Фролов и Наталия Кугель (на тот момент сотрудники ОГЛММ). Наталия Аркадьевна Кугель занималась монтажом экспозиции, часто встречалась в Москве с дочерью писателя Ксенией Александровной Куприной, вела с ней переговоры о передаче мемориальных вещей[8] в музей[9].

Коллекция мемориальных вещей

Мемориальные вещи (кольцо, фляжка, письма), переданные в музей дочерью писателя

Ксения Куприна передала в ОГЛММ:

  • архив Куприных периода эмиграции (два автографа писателя, письма жены, документы и письма К. А. Куприной);
  • бытовые вещи (золотое кольцо Е. М. Куприной, серебряная фляжка А. И. Куприна, кофеварка, бронзовый нож для разрезания бумаг), три семейных портрета работы художника Филиппа Андреевича Малявина;
  • заграничные паспорта свой и отца;
  • книги из библиотеки А. И. Куприна.

После смерти Ксении Александровны в музей поступила её переписка с родителями[10].

На основе собранных материалов в одной комнате дома восстановлена бытовая обстановка, в четырёх других создана литературная экспозиция.

Экспозиция музея

Экспозиция занимает пять небольших залов и вмещает большой объём информации от рождения писателя до его смерти. Александр Иванович Куприн рано покинул наровчатский дом, но страницы произведений, письма, фотографии и вещи позволяют в музее спрессовать всю 68-летнюю жизнь писателя, почувствовать себя в мире его мыслей, творчества — реставрировать чувства и воспоминания.

Наровчатское гнездо  

Фрагмент экспозиции с портретами отца и матери писателя
Фрагмент экспозиции с портретами отца и матери писателя

Каждый документ рассказывает историю семьи: метрика о крещении Саши Куприна в наровчатском Покровском храме; фотография Куприна в трёхлетнем возрасте; фотографии молодых отца и матери, урождённой Кулунчаковой. Важные моменты семейной жизни писатель упомянет в автобиографическом романе «Юнкера»[11]:

«– Ведь ты же, мама, понимаешь меня? Ты же была в своё время влюблена, прежде чем выйти замуж?

– Нет, нет, Алёшенька, мой милый, – тихо засмеялась мать. – В моё время таких влюблений у нас не бывало. Пришли ко мне твои дедушка и бабушка и сказали: – Любушка, к тебе сватается председатель мирового съезда Николай Федорович Александров; человек он добрый, образованный и даже играет на скрипке… Ну, как ты скажешь? Пойдёшь? Не пойдёшь? – Как вы, папенька, маменька, скажете. Так я и вышла замуж…»

— Александр Куприн. Юнкера.

От скромного наровчатского чиновника Ивана Ивановича Куприна, так и не выслужившего дворянство, остался только аттестат и запись в церковной книге: родился в соседнем городке Спасске. Сын-литератор добавит к характеристикам родителей[12]:

«По отцу я, видишь ли, добрый спокойный русопет, вроде ярославского телка…»

— Александр Куприн. Колесо времени.

«Ах, какая ты у меня восторгательная, мамочка. Какая ты золотая, брильянтовая!»

— Александр Куприн. Юнкера.

На видном месте родословная[9] князей Кулунчаковых, из семейства которых происходила мать Любовь Алексеевна, «принцесса Кулунчакова», как называл её знаменитый сын. В подробной росписи указан родоначальник Еникей Кулунчак, принявший православие и служивший в XVI веке у Иоанна Грозного. Последним представителем по мужской линии назван дядя Куприна Аркадий Алексеевич Кулунчаков, «самый отчаянный татарин и самый страстный лошадник во всей Пензенской и Тамбовской губерниях», как охарактеризовал его Куприн в романе «Юнкера». Тему дополняют фотографии бабушек писателя; детские фотографии старших сестер писателя, «эгоистки Сони» и «вспыльчивой Зины», — и приходит ощущение силы и надёжности: они держат род.

Тему родных и знакомых поддерживает уголок с фотографиями из альбома матери. Они размещены возле окна, создавая иллюзию «заглядывания любопытных наровчатцев в окна», в частную жизнь, а затем и проникновение в произведения писателя. Обилие снимков с дарственными надписями как нельзя лучше работает на создание образа «наровчатской кладовки»: знакомые матери по Пензе и Наровчату станут будущими героями купринских произведений[9]. Часто упоминаемым персонажем станет наровчатский помещик Хохряков[13]:

«Пензяк толстопятый Хохряков, большой чудак, как и все пензенские помещики, любил кутнуть, прихвастнуть, выпить на «ты», набуянить, дать взаймы и задолжать без отдачи, метнуть лихой банк, расплакаться под гитару и кинуть пачку денег цыганам, - словом, был добрый, весёлый, честный и беспутный малый»

— Александр Куприн. Дочь великого Барнума.

Из пензенской реальности придёт в роман «Юнкера» Мария Ефимовна Слепцова, давняя приятельница матери[11]:

«Мать улыбнулась той милой, славной, стародавней улыбкой, которую так знал и любил Алексей и в которой так наивно скользило беззлобное лукавство.

- Ах, Алёшенька! Здесь нас только двое. Никто чужой не услышит. Не в укор и не в осуждение, скажу тебе, что моя Марья Ефимовна при всех своих прекрасных чертах - порядочная-таки дурища, дай ей бог всякого счастья и здоровия. Она ещё и в Пензе этим качеством отличалась. Но, однако, при всей своей глупой гордости и при вечном всезнайстве она чрезвычайно добра и всегда готова оказать помощь»

— Александр Куприн. Юнкера.

Музейная экспозиция закольцована, и этот наровчатский мир будет просматриваться из последнего зала (из эмиграции) — словно тоскующий взгляд проникает домой, в Россию, Наровчат[14].

Гостиная

Музей Куприна. Фрагмент экспозиции. Саша Куприн.jpg

Провинциальная гостиная с окнами на главную улицу воссоздаёт жизнь уездного города и образ дома с его незатейливым бытом, занятиями обывателей, их интересами, где соседствовали пианино, скрипка, ломберный столик с картами, настольная лампа, под круг которой собиралась семья. Мелкие типовые детали в убранстве комнаты придают интерьеру черты уютного дома «без богатства и нужды» и помогают воскресить зимние и осенние досужие часы с их нехитрыми занятиями: в гостиной читали вслух, играли на фортепьяно, пили чай, играли в карты, рукодельничали.

Культурное пространство «Дом — очаг» создается с помощью мемориальных и типологических вещей: символична в красном углу икона с образом святого благоверного тезоименитого князя Александра Невского, призванного спасти и сохранить младенца Александра[15]. О семейной святыне мать рассказывала первой жене Куприна[15]:

«Когда я вышла замуж, у меня родились две девочки. Но моему мужу и мне хотелось иметь сына. И вот тут нас стало преследовать несчастье. Один за другим рождались мальчики и вскоре умирали... Когда я почувствовала, что вновь стану матерью, мне советовали обратиться к одному старцу, слывшему своим благочестием и мудростью… Старец помолился со мной и затем спросил, когда я разрешусь от бремени. Я ответила – в августе.

– Тогда ты назовешь сына Александром. Приготовь хорошую дубовую досочку, и, когда родится младенец, пускай художник изобразит на ней точно по мерке новорожденного образ святого Александра Невского. Потом ты освятишь образ и повесишь над изголовьем ребёнка. И святой Александр Невский сохранит его тебе»

— Любовь Куприна в письме Марии Давыдовой-Куприной.

Солидно устроился в комнате старый резной буфет с посудой. Важное место отведено большому зеркалу-трюмо[16], принадлежавшему по легенде Куприным и отражавшему жизнь семьи 150 лет назад.

Зал занимает особое композиционное положение, находится в центре всего экскурсионного пространства и становится связующим звеном в смысловом плане. Куприн признавался, что по-настоящему он имел дом только в Наровчате и Гатчине. После ранней смерти отца мать, продав дом и забрав детей — двух дочерей и сына — уехала в Москву.

Место действия — Москва

Экспозиция в маленькой проходной комнате посвящена московскому периоду жизни будущего писателя[17]. Сам Куприн в «Автобиографии» признавался[18]:

«С трехлетнего возраста и до двадцатилетнего я – москвич». (Куприн. Автобиография)
Куприн А. И. Роман «Юнкера». Московский текст

На простой этажерке с белой салфеткой собраны произведения, в которых нашли отражение впечатления и эпизоды московской биографии:

  • «Святая ложь»;
  • «Храбрые беглецы»;
  • «Кадеты»;
  • «Травка»;
  • «Мой паспорт»;
  • «Красное крыльцо»;
  • «Московская Пасха»;
  • «Пасхальные колокола»;
  • «У Троице Сергия»;
  • «Дедушка Мороз»;
  • «Париж и Москва»;
  • «Московский снег»;
  • «Юнкера».

Признания в любви городу, где прошли его детство и юность, подтверждаются не только в художественных произведениях, но и многочисленных интервью[19]:

«Люблю Москву. Здесь мной овладевает какое-то молитвенное настроение». (А. И. Куприн. Московская газета. 1913. № 289)

Маленький «московский зал» создает атмосферу замкнутого, ограниченного пространства, так как жил Саша в закрытых заведениях: сначала до шести лет с матерью во вдовьем доме; затем в сиротском пансионе; с 10-летнего возраста — во Втором кадетском корпусе; в 1888—1890 годах учился в Александровском военном училище на Знаменке.

Музей Куприна. Фрагмент экспозиции. Зал 3.jpg

Фотографии Куприна — кадета и юнкера — несут символическую нагрузку, естество фотопортрета писателя оказывается в симбиозе с его персонажами, его «двойниками», и поддерживаются его автобиографическими произведениями, о героях которых автор мог сказать: Нельгин — это я, Буланин — это я, Александров — это я, Ромашов — это я.

«Широкий лоб, зоркие глаза, упрямая воля», — таким посетитель видит маленького, десятилетнего, фантазёра и выдумщика Сашу Куприна на фотографии, которая, по воспоминаниям, была заказана матерью сразу, как только сшили форму «будущему генералу Скобелеву». Детство затянуто в «чёрную суконную курточку без пояса, с синими погонами, восемью медными пуговицами в один ряд и красными петлицами на воротнике»[20].

На другом снимке Куприн — юнкер Московского Александровского военного училища, бравый представитель четвёртой роты, состав которой, однако, в отличие от первых по прозванью «звери» и «жеребцы Его Величества», дразнили «блохами». В автобиографическом романе «Юнкера» Куприн позволит себе комплиментарную характеристику[11]:

«Крепкий юноша, ловкий гимнаст, юнкер, без меры дорожащий честью своего мундира, неутомимый танцор, пылко влюбляющийся в каждую хорошенькую партнершу по вальсу». (А. И. Куприн. Юнкера)

Таким девятнадцатилетним юнкером, которого манило одно слово — писатель, или ещё выразительнее — «господин писатель», Александр Куприн опубликовал первый рассказ с эффектным названием «Последний дебют», напечатанный в 1889 году в журнале «Русский сатирический листок».

Музей Куприна. Фрагмент экспозиции. Мать.jpg

Центральным экспонатом этой маленькой проходной комнаты стал особо любимый Куприным портрет матери в пожилом возрасте. Её внешность зафиксирует в своих воспоминаниях первая жена писателя Мария Карловна Давыдова[21]:

«Сухенькая, живая старушка в тёмном платье с чёрной кружевной наколкой на волосах и с острым взглядом живых, ещё молодых, глаз». (М. К. Куприна-Иорданская. Годы молодости)

Внимание посетителей останавливает трогательное письмо состоявшегося сорокалетнего литератора, автора самых пронзительных рассказов о материнской и сыновней любви[22]:

«…Ты мне теперь очень нужна, не твой ум, а твой инстинктивный вкус, которому я верю больше, чем всей теперешней критике… Согласись – нет у нас с тобою более близких людей, чем ты и я…» (Из письма Куприна матери. 1910)

Проходную комнату наполняют старые семейные фотографии и автобиографический роман «Юнкера», из которого торчат «пензенские уши» — закладки: образы-портреты матери, сестёр, пензенских знакомцев, «рецепт пензенского медвежьего средства».

Зал писательской славы

Экспозиционная задача комнаты с окнами в сад (как в любимой Гатчине) — создать образ талантливого провинциала в столице, отразить время и бремя славы. «Половодье жизни» писателя, полной скитаний и странствий, решается через обилие экспонатов, калейдоскоп видов городов, фотографий друзей и знакомых. 

Ольга Сур, прототип рассказов Куприна на цирковую тему

Органично вписываются в интерьер комнаты фотопортреты прототипов его произведений. Манит посетителей фотография прекрасной цирковой наездницы, «восхитительницы сердец» Ольги Сур, в которую был влюблён молодой киевский журналист Куприн и которая стала прототипом его цирковых рассказов «Ольга Сур», «Дурной каламбур» и другие. Фотографию «милой, доброй и прекрасной» Ольги Сур прислал в музей её внук — артист цирка, известный иллюзионист Юрий Авьерино.

Особое внимание уделено семейству Софьи Николаевны Араповой[23] — давней пензенской знакомой Куприна. У Араповых в Пановке (ныне село Колышлейского района Пензенской области) Куприн, уже автор «Молоха» и «Олеси», гостил в 1901 году, о чём подробно поведал в письме к Людмиле Ивановне Елпатьевской[24]:

«Люди, у которых я живу, хорошие люди, славные и простые, хлебосольные, набожные. Веруют в Иоанна Кронштадтского, перед обедом крестятся и убеждены, что тараканы к счастью…» (Из письма Куприна к Л. И. Елпатьевской)

Софья Арапова, а в прошлом Сонечка Владимирова, предмет воздыхания 16-летнего влюбчивого «господина Сердечкина», станет героиней его рассказа «Леночка»[25]. На старинной фотографии женщина точь-в-точь, какой увековечил её Куприн[26]:

«…с хорошо сохранившейся высокой, немного полной фигурой… безбровая блондинка, почти рыжая, с сединой, заметной благодаря светлым волосам только издали, с белыми ресницами над синими глазами, с увядающей веснушчатой кожей на лице. Свеж был только её рот, розовый и полный, очерченный прелестно изогнутыми линиями». (Куприн. Леночка)

В углу возле окна в сад создан уголок писателя: рабочий стол с «живописным беспорядком» символизирует и воспроизводит картину многогранной творческой жизни литератора периода 1900—1910-х годов, поэтому экспозиция насыщена письмами и портретами современников: Антона Павловича Чехова, Алексея Максимовича Горького, увидевшего в Куприне «редчайшего самородка». На первом плане фотография друга-соперника Ивана Алексеевича Бунина, который в одном из писем признавался[27]:

«Радуюсь тому, что судьба связала мое имя с твоим». (И. А. Бунин).
Музей Куприна. Фрагмент экспозиции. Зал 3. Семья1.jpg

Символична на столе фотография «великого Старика» Льва Николаевича Толстого, который «благословил Куприна и установил преемственность между ним и собою». Из скромного провинциала Куприн вырастает в скандально известного короля литературного Петербурга. Время его бурной популярности представлено журналом «Мир Божий». Через два месяца после знакомства с семейством издательницы А. А. Давыдовой Куприн женился на ее приемной дочери, Марии Карловне, вскоре после свадьбы ставшей владелицей журнала. Проста и немногословна экспозиция о времени семейного счастья, когда «вышли в свет два новых произведения» Куприна: сборник рассказов и дочь Лидочка, обрадовавшая отца «самой монгольской физиономией». Об этом он писал Антону Павловичу Чехову в 1903 году[28]:

«Третьего января у нас родилась девчонка. Она появилась на свет Божий 8 и 3/4 фунтов весу и самой монгольской физиономией. Теперь орёт, спит и ест с невероятной жадностью… А назовем её Лидией». (Из письма Куприна к А. П. Чехову. 1903)

Мария Карловна выпестовала его как писателя, без неё не вышла бы повесть «Поединок», принесшая Куприну громкую славу. Даже расставшись, они сохранили чувство дружбы и доверия. Маша была свидетельницей, как быстро и могуче росло дарование бывшего армейского офицера[15]. Особо важным экспонатом является горьковский сборник «Знание» (1905, № 6), в котором напечатан «Поединок», имевший широкий внелитературный резонанс. Главному герою повести Юрию Ромашову Куприн придал автобиографические черты, сделав его наровчатцем.

Над письменным столом закреплена книжная полка — такая же, как на известной фотографии Куприна — её заполнили вышедшие к этому времени популярные произведения:

  • «Молох» (1896);
  • «Олеся» (1898);
  • «На покое» (1902);
  • «Белый пудель» (1904);
  • «Штабс-капитан Рыбников» (1906);
  • «Гамбринус» (1907).

И словно символ — рассказ «Собачье счастье» как философия спасшегося из живодерки пса-бродяги: «Счастье зависит от нас самих!»[29]

Введённые в экспозицию книги открывают Куприна — автора производственных очерков, спортивного журналиста, литературного критика, переводчика, драматурга, поэта, зачинателя фантастической литературы и военного детектива. «Суламифь» и «Гранатовый браслет» — это символы его известности и славы, дошедшей до захолустных уголков.

Притягательным центром экспозиции является прижизненное издание «Гранатового браслета» и портрет очаровательной Людмилы Ивановны Любимовой, ставшей прообразом княгини Веры Шеиной, чей «жизненный путь пересекла такая любовь, о которой грезят женщины и на которую больше не способны мужчины»[30].

Музей Куприна. Фрагмент экспозиции. Семья2.jpg

Внешне блестящая, а потому опасная полоса жизни, когда пленник славы создавал шедевры и буйствовал в бесшабашных загулах, обозначена рисунками-карикатурами. Фотографии и шаржи на Куприна появляются на обложках и первых страницах журналов и газет. В экспозиции выставлен оригинал — редчайший шарж художника Дени из архива дочери писателя Ксении.

Главное внимание в «Зале славы» уделено второй семье писателя и воссозданию атмосферы гатчинского дома. В центре — фотопортрет солидного 39-летнего Куприна с молоденькой, миловидной и хрупкой Елизаветой Морицевной Гейнрих[31], которую он называл «укротительницей строптивого». Лаконичен комплекс с венчальным кольцом и свидетельством о венчании, которое происходило в 1909 году. Привлекательность и сила музейной экспозиции в её мемориальных вещах. К открытию музея Ксения Александровна передала венчальное кольцо матери с надписью внутри: «Александр. 9 августа 1909 г.»

Экспонаты, среди которых вещи, книги, портреты, отражают гатчинский период жизни, литературные связи, пристрастия и увлечения. Естественно вошёл в экспозицию и диван, напоминающий о его собрате в гатчинском доме, и зеркало с фигурной рамой, точно такое же, на фоне которого снималась в Гатчине счастливая семья вместе с собаками и кошками. Семейные фотокарточки заполнили всю раму, воскресив уютный домик, который, наконец, в 40 лет снова появился у Куприна и где хорошо работалось[32].

Стена над диваном насыщена многочисленными фотографиями, запечатлевшими Куприна в кругу друзей. В доме всегда было много гостей. «Один живёт только паук, и каждый гость ниспослан Богом», — уверял Александр Иванович, друживший с «милым, дорогим, золотым, серебряным» Фёдором Батюшковым[33], Сашей Чёрным[34], Корнеем Чуковским[35], Фёдором Шаляпиным[36], борцом Иваном Заикиным[37], популярнейшим клоуном Жакомино, художником Павлом Щербовым, коллекционером Фёдором Фидлером, зафиксировавшим в своём дневнике каждую мелочь и каждое слово. Большим другом нашего земляка был уроженец пензенского края Алексей Николаевич Будищев, автор повестей и рассказов, подаривший русской литературе стихотворение «Лишь только вечер затеплится синий», ставшее популярным романсом под названием «Калитка».

За документами, материальными и бытовыми вещами предстаёт человек неуёмной энергии и таланта — «репортёр жизни». Куприн составил свой кодекс писателя — десять заповедей[38].

В гатчинском доме были написаны: «Лазурные берега», «Яма», «Гатчинский призрак», «Козлиная жизнь», «Жидкое солнце» — одно из первых произведений в русской литературе в жанре фантастики. Книги в экспозиции создают образ писателя — всеобщего любимца, «Всероссийского гатчинского жителя».

Эмиграция и возвращение

Александр и Елизавета Куприны. 1914 год

Последний зал вместил в себя материалы, рассказывающие о Первой мировой войне в биографии писателя, об эмиграции и возвращении в Россию.

«О себе скажу одно: работал честно». (А. И. Куприн о 25-летии литературной деятельности. 1914)

Журналы периода 1914—1916 годов пестрят фотографиями знаменитого писателя в военной форме, фоторепортажами о домашнем госпитале в купринском гатчинском доме. На снимках широкоплечий коренастый человек в шинели и папахе, с острым сверлящим взглядом и неизгладимыми чертами военной выправки, как его Ромашов, «всегда подтянут, ловок, и точен в движениях». Выразительна фотография Куприна с дочерями от двух браков Лидочкой и Ксенией, в белоснежных одеждах вставших ангелами-хранителями за плечами отца.

Длинная плоскость стены разделена линией-молнией из плакатов 1917 года в чёрно-красной гамме: революция расколола жизнь писателя и России на две половины. Круговорот двух революций и Гражданской войны и время публицистики в творческой судьбе Куприна отражают в экспозиции зала политические плакаты той поры; копии редактируемых им газет «Свободная Россия» (с циклом фельетонов «Пёстрая книга») и «Приневский край». Особо выделена редчайшая книга «Тришка Будильник» с фельетоном «Великий князь Михаил Александрович» (1918), за публикацию которого писатель подвергся аресту и был обвинен в контрреволюции[39].

Октябрьская революция была воспринята Куприным как переворот, великое бедствие, как очередной эксперимент над Россией.

«Зачем, о, Иван, затеял ты революцию во время войны? Это всё равно, что случился пожар в борделе, а проказливый гость заливает его керосином!» (А. И. Куприн. Допрос)

Экспозиция дополнена новыми материалами, раскрывающими активную публицистическую деятельность Куприна в период 1917—1918 годов. Этот решающий период жизни писателя представлен его документальной книгой «Купол св. Исаакия Далматского» (1928), в которой он осветил события 1919 года. С приходом в Гатчину войск генерала Н. Н. Юденича Куприн редактировал военную газету Северо-Западной армии «Приневский край». Вместе с белой армией оказался в Эстонии[40].

Период 17-летней эмиграции писателя в Финляндии[41] и во Франции воссоздан с помощью редких экспонатов, фотографий и изданий 1920—1930-х годов, переданных дочерью Куприна Ксенией Александровной и ставших самой ценной частью музейной коллекции. Важное место в экспозиции занял паспорт Куприна-эмигранта, в котором указаны: место рождения «г. Наровчат, Пензенская губерния»; род занятий «литератор»; лица, находящиеся при нем: «жена Елизавета Морицевна 35 лет и дочь Ксения 11 лет».

Обширная политическая публицистика Куприна (статьи о Колчаке, Врангеле, Ленине, Гумилеве) дополняет картину творчества Куприна в эмиграции и опровергает устоявшееся мнение о том, что он ничего не писал. Свидетельством интенсивной журналистской работы Куприна являются два тома публицистики и переписка с коллегами-журналистами[42].

Музей Куприна. Фрагмент экспозиции. Зал 5. Война. Эмиграция.jpg

В центре экспозиционного пространства внимание привлекают поступившие от дочери Ксении графические портреты, выполненные выдающимся художником Филиппом Малявиным в Париже в 1924 году. С них на посетителей смотрят похудевший стареющий Куприн, Елизавета Морицевна, 16-летнея красавица Ксения, которая через два года станет манекенщицей, а затем актрисой французского кинематографа под псевдонимом Киса Куприна.

Круг друзей и знакомых писателя в эмиграции (Н. А. Тэффи[43], А. Н. Толстой, Д. С. Мережковский, А. В. Карташёв[44], А. А. Алехин, Б. А. Лазаревский, А. И. Деникин, П. Н. Краснов[45], Б. В. Савинков, И. С. Шмелёв и другие) дополнен введением в экспозицию подлинных писем к Куприну Великой княгини Ольги Александровны Романовой-Куликовской, дочери императора Александра III, сестры последнего императора Николая II. Они написаны в 1922 году из Дании в Париж и свидетельствуют о постоянном эпистолярном общении Куприна и великой княгини, повествуют о том, как воспринимали сыновья Ольги Куликовской рассказы Куприна «Пегие лошади» и «Сапсан», о тоске по Гатчине[46]:

«Многоуважаемый Александр Иванович, спасибо Вам, во-первых, за книгу «Сборник». Ваш рассказ «Пегие кони» страшно понравился не только нам, но и малышам. Причем приходилось им читать и рассказывать бесчисленное число раз! … Мы так обрадовались родному русскому письменному слову…» (О. А. Куликовская. Из письма А. И. Куприну. 4/17 января 1922)

Драгоценными экспонатами стали книги Куприна, вышедшие в зарубежных издательствах, как свидетельство его творческой деятельности в период эмиграции:

  • «Звезда Соломона» (Гельсингфорс, 1920);
  • «Новые повести и рассказы» (Париж, 1927);
  • «Елань» (Белград, 1929):
  • «Юнкера» (Париж, 1933):
  • «Жанета» (Париж, 1934).

Все эти издания из семейной библиотеки писателя имеют мемориальную ценность: именно эти экземпляры Куприн держал в руках.

Последним рассказом писателя стал «Царев гость из Наровчата», воскресивший забавную пензенскую историю о приезде российского императора в русскую глубинку, которой «ревностно завидовали толстопятая Пенза и раскормленный Тамбов». Сочинитель подарил себе пиршество воспоминаний о Родине. Символично, что планировка дома позволяет через открытую дверь последнего зала — из эмиграции — видеть первый зал: Наровчат, окошко с тюлевой занавеской и геранью, фотографии родных и близких — так через расстояния и время виделась Родина.

О жизни в эмиграции, тоске по России рассказывают произведения и письма Куприна[47]:

«Жизнь наша далеко не сладкая, не весёлая… Переживаем мы длительное, скучное, вонючее безденежье»

— .Александр Куприн в письме сестре Зинаиде Нат. 1929.

«Существовать в эмиграции, да еще русской, это все равно что находиться в тесной комнате, где разбили дюжину тухлых яиц»

— Александр Куприн в письме к Марии Куприной-Иорданской. 1924

Последний раздел посвящен возвращению Куприна в СССР. В 1937 году седым беспомощным сухеньким старичком, как свидетельствует фотохроника того времени, Куприн вернулся в Москву[48].

Мемориальную ценность представляют введенные в экспозицию новые экспонаты из архива Ксении Куприной. Многочисленные письма Елизаветы Морицевны Куприной к дочери Ксении в Париж подробно рассказывают о последних месяцах жизни Александра Ивановича: «Видишь по фотографии, что мы уже пополнели. А у папы какое милое и спокойное лицо»[49].

Музей Куприна. Фрагмент экспозиции. Дочь Ксения.jpg

Экспозиция зала заканчивается разделом, посвящённым Ксении Александровне Куприной. Она вернулась в Россию в 1958 году в возрасте 50 лет. Фотографии воскрешают образ юной манекенщицы и известной актрисы французского кинематографа, а также уже стареющей, но всегда красивой и изысканной актрисы Московского драматического театра. Ксения Куприна написала воспоминания «Куприн — мой отец» и приняла деятельное участие в организации музея Куприна на его родине. Завершается фотогалерея Ксении снимком с открытия музея в 1981 году, где счастливая дочь писателя держит в руках символический ключ от дома Куприна[9].

Миссия музея

Миссия нашего музея — служить родному краю, сохраняя культурное наследие. Для посетителей проводятся обзорные, тематические, театрализованные экскурсии, арома-экскурсия и квесты по экспозиции музея, а также по историческому центру и литературным местам Наровчата. Реализуются программы: «Музей и дети», «Куприн и кадеты» и другие.

В сентябре 1990 года рядом с домом-музеем открыт выставочный зал. Здесь работает литературный лекторий и кинозал с показом видеофильмов по произведениям Куприна, регулярно сменяются выставки на купринскую тему из фондов ОГЛММ, литературных музеев страны, а также частных коллекций.

С 1985 года ежегодно, в день рождения писателя, в Наровчате проходит Купринский праздник с разнообразной и насыщенной программой, презентациями новых книг о Куприне[50].

Музей посещали известные поэты и писатели: Александр Солженицын, Пётр Проскурин, Алексей Бархатов, Вячеслав Дегтев, Вацлав Михальский; артисты, деятели культуры: Анатолий Ромашин, Валентина Талызина, Борис Кумаритов, Людмила Зыкина, Людмила Чурсина, Евгений Редько.

В 2007 году в музее снимался телевизионный фильм «Рубиновый браслет Куприна» (ТК «Цивилизация», режиссёр А. Капков). В 2020 году фильм о жизни и творчестве писателя «Поединок с жизнью» (режиссёр П. Прохоренков).

Музей проводит ежегодный Купринский конкурс «Гранатовый браслет» в литературной, художественной, театральной и музыкальной номинациях[51].

Адрес музея А. И. Куприна: Пензенская область, с. Наровчат, улица Куприна, дом 2

Телефон (8463) 2-13-41; 2-16-91

Телефон для справок в Пензе:

(8-412) 56-13-12 (Литературный музей)

Литература

  • Купринская энциклопедия. Главный редактор Т. А. Кайманова. — Пенза, 2016
  • Наровчатская энциклопедия. Составитель А. Г. Сохряков. — Пенза, 2010
  • Кайманова Т. А. Гвоздь из родного дома. Путеводитель по музею А. И. Куприна.- Пенза, 2010
  • Кайманова Т. А. Музей А. И. Куприна. Путеводитель. — Пенза, 2020
  • Фролов П. А. А. И. Куприн и пензенский край.- Саратов, 1984
  • Сохряков А. Г. Новые документы о мемориальном доме-музее А. И. Куприна // Личность и творчество А. И. Куприна в контексте русской культуры XX—XXI веков: Материалы Всероссийской научно-практической конференции / под ред. Г. Е. Горланова. — Пенза, 2013

Примечания

  1. Российская музейная энциклопедия (2001). Дата обращения: 21 декабря 2023.
  2. О литературном музее Пензы. Дата обращения: 18 декабря 2023.
  3. Купринская энциклопедия / под ред. Т. А. Каймановой. — Пенза, 2016. — С. 356—357. — 851 с. — ISBN 978-5-906631-19-0.
  4. Материалы Международной Купринской конференции. Дата обращения: 18 декабря 2023.
  5. Сохряков А. Г. Новые документы о мемориальном доме-музее А. И. Куприна // Личность и творчество А. И. Куприна в контексте русской культуры XX–XXI веков: Материалы Всероссийской научно-практической конференции / под ред. Г. Е. Горланова. — Пенза, 2013. — С. 154—157.
  6. 6,0 6,1 Куприн А. И. Храбрые беглецы // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 т. / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 6. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  7. Экспозиция музейная. Словарь музейных терминов. Российская музейная энциклопедия. Дата обращения: 28 января 2024.
  8. Реликвия. Словарь музейных терминов. Российская музейная энциклопедия. Дата обращения: 28 января 2024.
  9. 9,0 9,1 9,2 9,3 Фролов П. А. А. И. Куприн и пензенский край. — Саратов: Приволжское книжное издательство, 1984. — 150 с.
  10. Музей А. И. Куприна. Объединение государственных литературно-мемориальных музеев Пензенской области. Дата обращения: 18 декабря 2023.
  11. 11,0 11,1 11,2 Куприн А. И. Юнкера // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 8. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  12. Куприн А. И. Колесо времени // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 7, 8. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  13. Куприн А. И. Дочь великого Барнума // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 7. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  14. Кайманова Т. А. Гвоздь из родного дома: Путеводитель по музею А. И. Куприна. — Пенза, 2010. — С. 3.
  15. 15,0 15,1 15,2 Куприна-Иорданская М. К. Годы молодости. — М.: Художественная литература, 1966.
  16. Значение слова «трюмо». Карта слов и выражений русского языка. Дата обращения: 28 января 2024.
  17. Купринская энциклопедия / гл. ред. Т. А. Кайманова. — Пенза: ИП Соколов А. Ю., 2016. — 852 с.
  18. Куприн А. И. Автобиография // Огонёк : журнал. — 1913. — № 20.
  19. Куприн А. И. Интервью // Московская газета. — 1913. — 23 декабря (№ 289).
  20. Куприн А. И. На переломе (Кадеты) // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 4. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  21. Куприна-Иорданская М. К. Глава III Встреча Нового, 1902 года. – Обручальное кольцо. – А. И. Богданович о Куприне. –- Моя мать и Куприн. – Любовь Алексеевна Куприна.. Куприн Александр Иванович. Злыгостев Алексей Сергеевич. Дата обращения: 20 декабря 2023.
  22. Письмо А. И. Куприна – Л. А. Куприной // «Врут, как зелёные лошади...». Куприн в воспоминаниях, письмах, документах. — Пенза, 2020. — С. 820.
  23. Кайманова Т. А. Не хочу быть без креста, или За что подруга детства Куприна была арестована в 1919 году // Пензенское краеведение. — 2018. — № 1–2.
  24. Куприн А. И. Письмо к Л. И. Елпатьевской // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 11 доп.. — С. 36. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  25. Белохвостиков Е. П. «Леночка»: история одного купринского рассказа // Сирень : Сборник-посвящение Александру Ивановичу Куприну. — 2005. — С. 23—35. — ISSN 5-86763-165-6.
  26. Куприн А. И. Леночка // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 4. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  27. Судьба связала мое имя с твоим. Переписка А. И. Куприна и И. А. Бунина // «Врут, как зелёные лошади...». Куприн в воспоминаниях, письмах, документах. — Пенза, 2020. — С. 820.
  28. А. И. Куприн в диалоге-переписке с А. П. Чеховым // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 11 доп. — С. 183. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  29. Куприн А. И. Собачье счастье // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 1. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  30. Куприн А. И. Гранатовый браслет // Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 10 томах / под ред. Г. В. Пряхина, Д. Г. Горбунцова. — М.: Воскресенье, 2007. — Т. 5. — ISBN 978-5-88528-534-6.
  31. Кайманова Т. А. Жена писателя, сестра милосердия, душа эмиграции // Куприн без шелухи. — Пенза: ПГУ, 2023. — С. 480—495. — ISBN 978-5-907666-58-0.
  32. Юронен Н. В. С Куприным по Гатчине. Централизованная библиотечная система города Гатчины. Дата обращения: 21 июня 2023.
  33. Усадьба Батюшкова и А. И. Куприна в Даниловском. Устюженский краеведческий музей. Дата обращения: 28 января 2024.
  34. Миленко В. Д. Саша Чёрный: Печальный рыцарь смеха. — Москва: Молодая гвардия, 2014. — ISBN 978-5-235-03729-8.
  35. Чуковский К. И. Современники: Портреты и этюды. — Москва: Молодая гвардия, 2008. — 647 с. — (Жизнь замечательных людей. Серия биографий). — ISBN 978-5-235-03040-4.
  36. Куприн и Шаляпин. Александр Иванович Куприн. Дата обращения: 28 января 2024.
  37. Заикин И. М. В воздухе и на арене. — Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1965. — 184 с.
  38. Кодекс литературно-профессиональный Куприна // Купринская энциклопедия / под редакцией Т. А. Каймановой. — Пенза, 2016. — С. 246. — 851 с. — ISBN 978-5-906631-19-0.
  39. Кайманова Т. А. Куприн без шелухи. — 2023. — С. 298—315. — 526 с. — ISBN 978-5-907666-58-0.
  40. Меймре А. Бегство А. И. Куприна из России // Сирень: сборник-посвящение / сост. Т. М. Богуш, Н. В. Юронен и др.. — Гатчина, 2005. — С. 65—73. — 190 с. — ISBN 5-86763-165-6.
  41. Куприн А. И. Мы, русские беженцы в Финляндии / сост. Б. Хеллман. — СПб.: Нева, 2001. — ISBN ISBN: 5-87516-219-8.
  42. Письма А. И. Куприна – В. Е. Гущику // «Врут, как зелёные лошади...». Куприн в воспоминаниях, письмах, документах. — Пенза, 2020.
  43. Кайманова Т. А. Ваша всегда Тэффи: Новые архивные документы о Куприне и Тэффи // Сура : журнал. — 2019. — № 6. — С. 170—179. — ISSN 2077-7604.
  44. Гурская С. Н. Посвящается А. В. Карташёву: религиозные деятели и богословы в кругу знакомых Куприна // Личность и творчество А. И. Куприна в контексте русской культуры ХХ–ХХI веков: материалы Всероссийской научно-практической конференции / под ред. Г. Е. Горланова. — Пенза, 2013. — С. 94—98. — 199 с.
  45. Письма П. Н. Краснова - А. И. Куприну // Врут, как зеленые лошади: Куприн в воспоминаниях, письмах, документах / составитель Т. А. Кайманова. — Пенза: Областной издательский центр, 2020. — С. 803—805. — 967 с. — ISBN 978-5-906589-20-0.
  46. Рассказова Л. В. А. И. Куприн и императорская семья // Личность и творчество А. И. Куприна в контексте русской культуры ХХ–ХХI веков: материалы Всероссийской научно-практической конференции / под редакцией Г. Е. Горланова. — Пенза, 2013. — С. 142—148. — 199 с.
  47. Фролов П. А. Из переписки А. И. Куприна с родными в годы эмиграции // Пензенский временник любителей старины : журнал. — 1994. — № 11.
  48. Кайманова Т. А. Я вновь пришёл в твои прекрасные владенья // Кайманова Т. А. Куприн без шелухи. — Пенза: ПГУ, 2023. — С. 407—419. — 526 с. — ISBN 978-5-907666-58-0.
  49. Кайманова Т. А. Милые мои родители // Куприн без шелухи. — Пенза: ПГУ, 2023. — С. 420—480. — 526 с. — ISBN 978-5-907666-58-0.
  50. Купринский литературный праздник. Объединение государственных литературно-мемориальных музеев Пензенской области. Дата обращения: 18 декабря 2012.
  51. Купринский творческий конкурс Гранатовый браслет. Объединение государственных литературно-мемориальных музеев Пензенской области. Дата обращения: 18 декабря 2023.
WLW Checked Off icon.svg Данная статья имеет статус «готовой». Это не говорит о качестве статьи, однако в ней уже в достаточной степени раскрыта основная тема. Если вы хотите улучшить статью — правьте смело!