История Чукотки

Материал из «Знание.Вики»
Чукотский автономный округод Морской порт в Анадыре и статуя Николая Чудотворца, белый медведь — традиционный символ региона (изображен на гербе округа), косторезное искусство Чукотки — оленья упряжка; рыбопромысловое судно, Китовая аллея (бухта Секлюк)

Чуко́тка (Чуко́тский автоно́мный о́круг) — субъект Российской Федерации, на северо-востоке Азиатской части России, в Дальневосточном федеральном округе. Чукотский полуостров, прилегающая к нему часть материка и ряд островов (Врангеля, Айон, Ратманова и др.), занимают площадь, которая составляет 721,5 тысяч км². Около половины территории расположено к северу от Северного полярного круга, простираясь с запада на восток более чем на 1,4 тысяч км, и с севера на юг — более чем на 900 км. На севере Чукотский АО омывается водами Северного Ледовитого океана[1].

Историческое прошлое Чукотки начинается около 35 тысяч лет назад, когда первые переселенцы, двигаясь с востока, начали обживать эту территорию. В суровых условиях климата выращивание сельскохозяйственных культур затруднено, поэтому первые поселенцы в основном занимались охотой, рыбалкой и собирательством. Позднее получило своё развитие животноводство (северное оленеводство). Ограниченность контакты с материковой частью Азии и суровые условия жизни привело к тому, что культура Чукотки надолго оказалась в каменном веке[2][3].

Появление человека в палеолите

Чукотский рисунок, изображающий различных «земляных духов»

Появление человека

Наиболее ранние археологические находки на территории Чукотки датируются 16 — 13 тысяч лет до нашей эры, но есть вероятность, что человек появился здесь значительно раньше, около 35 — 30 тысяч лет назад, что свидетельствует о древней истории пребывания человека в этом регионе[3]. Чукотка принадлежит к обширной области северного Тихоокеанского региона, где формировались палеоиндейские и эскимосско-алеутские этнокультурные общности[2].

Древние обитатели Чукотки занимались охотой на крупных стадных животных тундры, собирательством и рыбной ловлей, что отражает их зависимость от природы и её ресурсов. Расселение древних людей на Чукотке происходило не только в результате миграционных волн, но и постепенным расселением небольших групп, которые были вынуждены адаптироваться к неблагоприятному климату и зависели от наличия пищевой базы. Они использовали различные методы охоты, собирательства и строительства жилищ, чтобы выживать в этом суровых условиях[2].

Культура охотников Чукотки каменного века была сложной и многогранной, их ритуалы и верования тесно переплетались с окружающей природой, отражая их зависимость от охоты на крупных животных и рыболовства. Их способность адаптироваться к суровым условиям их окружения, их гибкость и разносторонние методы использования природных ресурсов делают эту часть истории Чукотки удивительно интересной и значимой для понимания эволюции человеческой культуры[2].

Отступление льдов

Отступление льдов освободило долины и плоскогорья Чукотки, Северной Америки и Берингии, эти территории претерпели значительные изменения. Древние люди, вероятно, заселили Америку через землю Берингия, которая была сушей, соединяющей Чукотку и Аляску. посвященной затонувшей земле[4].

Гипотеза о Берингийской суше относится к идее, что во времена оледенения часть современного Берингова пролива была сушей, которая соединяла Сибирь и Аляску. Это предположение имеет большое значение для понимания миграции древних людей и фауны. Современные научные методы, геологическая разведка и археологические раскопки, используются для поиска доказательств, подтверждающих или опровергающих существование Берингийской суши[4].

Предполагается, что первые поселения формировались примерно 11—18 тысяч лет назад, исследования показывают генетическую связь между алеутской и азиатской культурами. Некоторые учёные предполагают, что алеуты и американские индейцы имеют свои корни на Алтае[5].

Период потепления

Древняя история — Самые ранние орудия труда палеолитического типа

Результатом движения земной коры стало образование Берингова пролива и разъединение двух континентов — Евразии и Америки. Период потепления привел к вымиранию мамонтов и других крупных животных, что поставило перед древними обитателями Чукотки задачу перестройку их способов выживания. От охоты на мамонтов люди перешли к охоте на северных оленей, рыболовству и морскому промыслу. Это был период перехода от древнекаменного века — палеолита — к новокаменному — неолиту.

Археологические находки, такие как кремниевые наконечники стрел и копий, ножи и скребки, позволяют реконструировать технологии и методы выживания древних обитателей Чукотки. Они свидетельствуют о том, что древние обитатели вели полуоседлую жизнь, обусловленную недостаточностью транспортных средств и невозможностью быстро обзавестись новым жильём в условиях холодной тундры. Эволюция способов охоты, использование упряжных оленей и собак, а также адаптация к изменчивым миграционным путям диких животных стали важными аспектами жизни древних обитателей Чукотки. Их способность адаптироваться к сложным условиям окружающей среды и изменениям в экосистеме позволяла им выживать и процветать, несмотря на суровые условия жизни[6].

Формирование этнических групп в позднем неолите

Народ чукчей

В течение двух тысяч лет до нашей эры на Чукотке возникла культурная традиция, связанная с охотой на морских зверей. Археологические находки позволяют реконструировать жизни древних обитателей. Стоянка Чертов Овраг на острове Врангеля. Сформирование антропологического типа (арктическая раса) и миграции носителей различных культурных традиций привели к формированию этнокультурных общностей в II—I тысячиления до нашей эры на Чукотке. Это стало отправной точкой для формирования большинства современных народов региона, включая чукчей, коряков и эскимосов[3]. Чукчи, коряки и эскимосы являются древними народоми, обитающими на Чукотке. Их предки поселились в этом регионе, вероятно, на рубеже IV—III тысячелетия до нашей эры[7].

В течение многих веков жизнь арктических народов развивалась в условиях относительно стабильного природного и климатического окружения в условиях изоляции от других этнических групп. Чукчи вместе с коряками, ительменами, эскимосами и алеутами относятся к арктической расе, выделяющейся учеными и антропологами. Чукчи, коряки и ительмены обладают большим числом общих черт между собой, чем с эскимосами. Антропологические исследования на Чукотке показали уникальность арктической расы в сравнении с более типичными внутриконтинентальными монголоидами. Это свидетельствует о сложной истории и развитии этой арктической группы народов. В этой естественно-географической среде формировались материальная и духовная культура чукчей, их мифология, мировоззрение и язык[7].

Развитие новых хозяйственных укладов определило культурный облик Чукотки в конце неолита и эпоху раннего металла. Обитатели континентальной тундры занимались охотой на дикого северного оленя[8], в то время как жители прибрежных районов охотились на морского зверя. На пегтымельских петроглифах запечатлены сцены охоты на китов и добычи оленей на речных переправах. Искусство древних чукотских художников отличается точностью восприятия. Начальник первой археологической экспедиции на Пегтымеле, Н.Н. Диков, считает, что создателями петроглифов были люди, объединявшие в своей культуре черты как чукотских, так и эскимосских. Существовала развитая техника обработки камня. Всё это подтверждает, что культура каменного века существовала на высоком уровне[9].

Однако бронзовый век на Чукотке в полной мере так и не наступил. Лишь отдельные бронзовые изделия успели проникнуть сюда с юга, затем связи с людьми, которые перешли к скотоводству и земледелию, постепенно заглохли, и на Чукотку вернулся каменный век. А в это время в Сибири уже наступал век железа[2].

Распад первобытнобщинного строя

Стул из китовых позвонков. Чукчи. Чукотский национальный округ

В начале нашей эры железо начало постепенно появляться на Чукотке, но его использование было ограниченным. Затем русские землепроходцы пришли на Чукотку в XVII веке. На морском побережье Чукотки жили предки эскимосов и береговых чукчей, живущие оседло и охотящиеся на морских зверей. Внутриконтинентальные районы были заселены древнеюкагирской культурой, в то время как на морском побережье были древнекорякская и древнекерекская культуры. В эти же времена во внутренних районах обитали охотники на дикого оленя, предки чукчей-оленеводов. Древнеэскимосская культура прошла несколько этапов развития на Чукотке: оквикский, древнеберингоморский и бирникский[10].

Доспехи воина и лук из сухожилий, чукотский,

В период пунукской культуры охота на арктическом побережье Чукотки достигла расцвета, что подтверждается широким использованием китовых костей для строительства и хранения. Этот период также ознаменовал постепенным похолоданием, известным как малый ледниковый период. Пунукская культура органично вошла в состав культурно-исторической общности Туле (гренландско-канадская неоэскимосская культура) в X — XI веках нашей эры. В этот период в континентальных районах Чукотки у племён, составлявших чукотско-корякскую этническую общность, появилось кочевое оленеводство[1]. Его формированию способствовали, вероятно, культурные традиции, привнесённые в регион мигрировавшими с юга предками эвенов, говоривших на одном из языков тунгусо-маньчжурской ветви алтайской языковой семьи[11].

Оленеводство значительно повысило материальные возможности арктических сообществ, ускорило освоение человеком глубинных районов Чукотки, а также способствовало дроблению чукотско-корякской этнической общности на оленных чукчей и оленных коряков. Этот процесс был ускорен контактами с пешими охотниками-юкагирами, продвинувшимися в середине второго тысячиления на Чукотку с территории Якутии. Расселившись в долине реки Анадырь, текущей в широтном направлении, юкагиры разделили её континентальных жителей на две группы — северную (чукчи) и южную (коряки)[1].

Развитие кочевого оленеводства расшатывало первобытнообщинный способ производства, существовавший на Чукотке незыблемо многие тысячелетия. Материнско-родовая организация, общая для всех охотничьих народов Чукотки, уступила место отцовскому роду. Начали развиваться частнособственнические тенденции и зачатки военной демократии, о которой свидетельствуют многие археологические памятники: укрепленные городища на неприступных скалах, места побоищ, где и сейчас можно найти остатки костяных лат, наконечники стрел и другое оружие. Захват оленьих стад и кочевое оленеводство были важными аспектами экономики. Иногда пленников превращали в рабов. Войны между чукчами и коряками были особенно жестокими и частыми. Более многочисленные чукчи теснили коряков, кереков и юкагиров, которые искали защиты у русских[12].

Включение Чукотского полуострова в состав России

Монета Банка России — «Географическая серия», Освоение и исследование Сибири, XVI—XVII вв., 100 рублей, реверс (справа изображён профиль Семёна Дежнёва).

Русское присутствие на территории современного Чукотского автономного округа началось в 1640-е годы и с тех пор имело сложную динамику. Жители Крайнего Северо-Востока Азии впервые столкнулись с русскими отрядами в первой половине XVII века, и первое упоминание о чукчах, как о более многочисленной народности, относится к 1641 — 1642 годам. На реке Алазея они сопротивлялись ясачным сборщикам, и об этом казаки сообщили в своей челобитной, что стало первым для русских известием о неведомой до тех пор народности. В 1648 году, экспедиция Семёна Дежнёва и Федота Попова нанесла на карты пролив между Азией и Северной Америкой[13].

Основание Анадырского острога, периодичные военные конфликты между чукчами и русскими. С середины XVII века чукчи активно выступали против русских и ясачных юкагиров. Они осаждали ясачные зимовья и нападали на служилых людей. Известно также, что некоторые чукчи числились в списках ясачных плательщиков, хотя их вклады были несущественными. Упорство чукчей в борьбе с ясачными юкагирами и осаждение зимовий объясняются конфликтом за рыбные и звериные промыслы в низовьях реки Колыма[14].

В 1676 году якутские представители посетили Москву для встречи с царем Федором Алексеевичем. В результате поездки были установлены прямые отношения между высшей властью России и якутской элитой, что подтверждало подданство Якутии Русскому государству. Поездка также открыла новые возможности общения между якутским обществом и властями, а также способствовала восстановлению судебно-административной власти в улусах. Это событие имело важное значение для установления официальной связи между якутской элитой и московской властью, что в дальнейшем способствовало интеграции Якутских земель в российское государственное пространство[15].

Поездка также укрепила как положение якутской элиты, так и русской власти в Якутии, и сыграла важную роль в упрочении геополитического положения Русского государства на Северо-Востоке Азии в XVII веке. История взаимоотношений между местной знатью и властью в XVII веке представляет собой интересный пример сосуществования, основанного на взаимодействии, лояльности и сохранении традиционных структур. Этот подход к управлению территорией способствовал относительному мирному сосуществованию, поскольку обе стороны были заинтересованы в сохранении стабильности и благосостояния[16].

«В отношениях с «ясачными» центральные и местные власти стремились опираться на местную патриархальную знать. Она не только сохраняла административные права по отношению к сородичам, но и отвечала за сбор и доставку пушнины. Родовые и племенные предводители были объявлены "князцами", "лутчими людьми" и наделены различными привилегиями, как в качестве приманки, так и для демонстрации своего высокого ранга. Для упрощения ясачных расчетов воеводы и приказчики предпочитали иметь дело только с верхушкой аборигенов»

— В.В. Трепавлов

«Командор Витус Беринг». 2009

В 1725 году Пётр I отправил Первую Камчатскую экспедицию под руководством Витуса Беринга, в ходе которой был открыт пролив названный именем Беринга[17]. Так же была организована военная экспедиция майора Афанасия Шестакова для урегулирования чукотских войн[6]. В 1727 году количество служилых казаков в якутском полку был порядка 1500 человек. Количество чукчей составляло 10000 человек. В условиях племенного сообщества они могли выставить 2000 войнов[18]. Отряд Шестакова был разгромлен, но после его смерти майор Дмитрий Павлуцкий продолжил экспедицию, достиг Ледовитого океана и разгромил чукчей. В результате часть чукчей начала платить ясак. Сенат приказал Павлуцкому привести чукчей. В 1747 году отряд Павлуцкого был разбит, и сам Павлуцкий был убит[6].

Анадырский острог утратил своё значение. Указ о ликвидации был вынесен Сенатом 5 марта 1764 года, а затем утвержден Екатериной II 28 сентября 1766 года. Однако острог продолжал существовать несколько лет и лишь в 1771 году, после 120 лет существования, он был ликвидирован как форпост на Северо-Востоке Азии[14]. Под влиянием опыта Шестакова и Павлуцкого царское правительство начало менять политику на Чукотке, стремясь к миру. Русско-чукотское вооруженное противостояние, начавшееся в середине XVIII века, продолжалось более столетия и приводило к периодическим активным военным действиям. К началу 1760-х годов, усилия анадырского командира Федора Плениснера позволили правительству получить первые описания Чукотки и чукчей, и стало ясно, что ожидать от них прибыли в казну было бессмысленно[19].

"Чукоцкую землю... можно назвать последнейшею и беднейшею всего земного круга в последнем лежащую"

— Федор Плениснер

С другой стороны, чукчи также были заинтересованы в мире, который обеспечивал прекращение военных потерь, стабильный товарообмен с русскими и возможность расширения жизненного пространства за счет вытесненных из бассейна Анадыря юкагиров и коряков. Это свидетельствует о стремлении обеих сторон к установлению мирных отношений и стабильного сотрудничества[19].

Екатерина II

Русско-чукотское противостояние сменилось обоюдным стремлением к установлению мирных отношений, основанных на взаимной заинтересованности в сотрудничестве, товарообмене и уменьшении военных потерь. Новый начальник Тимофей Шмалев установил добрососедские отношения с чукчами. Он начиная с 60-х годов изучал этнографию северного народа. В 1769-1770 годах Шмалев совершил значимые поездки в Петербург и Москву, где встретился с Екатериной II, а также российским историком Г. Ф. Миллером. По приказу императрицы он сделал доклад о дальневосточных делах в Адмиралтейской коллегии[20]. Встреча с Миллером была важным событием, которое укрепило Шмалева в его исследовательских усилиях, определило сферу его интересов и придало им систематический характер. Эти события, вероятно, оказали заметное влияние на дальнейшую деятельность Шмалева в исторических исследованиях и административной работе. Результаты деятельности Шмалева позволили заключил с чукчами официальный мирный договор в 1778 году[19]. В это же время английские корабли появились в Беринговом проливе, что насторожило императрицу Екатерину II. В 1779 году Екатерина II официально объявила о принятии «чукоцкого народа» в подданство, что означало окончательное включение Чукотки в состав России[21].

По дошедшему на сих днях донесению 1 от г-на иркуцкого губернатора Клички о возобновлении подданства ее и. в-ву от обитающего подле Камчатки и коряков по берегам Северного моря на Чукоцком носу так называемого или, лутче сказать, известного до сих пор под названием чукоцкого народа и о подходивших к помянутым берегам нераспознатых иностранных судах ее и. в-во соизволила с особливым благоволением на принятие под скипетр своей державы сего известного под именем чукоцкого народа с освобождением его на 10 лет от обыкновенно взимаемого с подобных сему народу ясака.

— Депеша Н.И. Панина И.С. Барятинскому, АВПР, ф. Сношения России с Францией, on. 93/6, д. 345, л. 91—92 об. Отпуск, рус. яз.

Стадо северных оленей

Чукотское оленеводство в конце XVII — первой половине XVIII века было тесно связано с охотой и не развилось как самостоятельная отрасль хозяйства. Налеты чукчей на юкагиров и коряков в том времени свидетельствуют о том, что чукотское оленеводство осуществлялось, в том числе, за счет захвата скота. К концу XVIII века налеты чукчей на коряков прекратились, и чукотское оленеводство начало развиваться за счет естественного прироста. Это позволяет предположить, что оленеводство стало более устойчивым и начало развиваться как самостоятельная отрасль в экономике чукчей второй половины XVIII века[22].

С ликвидацией Анадырского острога в 1771 году чукчи потеряли ближайший пункт торговли с русскими, но в 1788 году была основана Ашойская ярмарка, которая привлекла большое количество чукчей. Также иркутский купец Александр Баранов получил разрешение на основание промыслов и торговли на Анадыре. Это привело к переселению чукчей к местам торговли и развитию оленеводства. Оленеводство стало важной отраслью в экономике чукотского общества благодаря участию в ярмарках и торговле, привлекая значительное количество чукчей и чукотских торговцев. Продукты оленеводства, такие как шкуры и одежда из них, были востребованы на ярмарках, а также скупались эскимосами на берегах Берингова пролива. Это способствовало увеличению количества оленей у чукчей[14].

в XVIII веке на Чукотке произошли значительные изменения в социальной структуре и территориальном распределении населения. Начальное приблизительное равенство в численности оленеводов и оседлых жителей к концу века изменилось в пользу оленеводов, что может указывать на усиление пастушеского оленеводства и увеличение численности этой группы. Ассимиляция части эскимосов и возможная ассимиляция их чукчами повлияли на численность эскимосов, которая осталась на уровне XVII века или немного уменьшилась. Исторические условия на северо-востоке России способствовали расширению территориальных владений чукчей за счет соседей и увеличению пастушеского оленеводства, что может объяснить увеличение численности чукотского населения в этот период[23].

Якутские епархиальные ведомости n1

В конце XIX — начале XX века в «Якутских епархиальных ведомостях» публиковались статьи и проповеди, направленные на трансформацию культурной жизни коренного населения северо-востока России. В этих публикациях утверждалось, что распространение христианства способствует укреплению российской государственности. Авторы утверждали, что принятие христианства обуславливает приобщение к российской государственности, что в свою очередь способствует усилению связей между коренным населением и русским обществом. Таким образом, христианство и его распространение играли значительную роль в процессе трансформации религиозной и гражданской идентичностей в указанный период[24].

Несмотря на попытки внедрения христианства общество чукчей, местное население сохранило собственные традиции и мировоззрение. Так например, до XX века существовал архаичный обычай «товарищества по жене» («нэвтумгыт») у чукчей, который представлял собой форму группового брака. Этот обычай включал заключение договора дружбы между мужчинами, предоставляющий каждому из них право на жену друга. Это был брачный союз между несколькими парами, и такие союзы могли включать до 10 и более супружеских пар. В некоторых случаях один мужчина мог забирать к себе жену другого на некоторое время, возвращая её затем её мужу, а иногда даже оставляя её у себя навсегда. Обмен женами мог происходить между двоюродными и троюродными братьями, а также между людьми, не связанными родством[25].

Институт «товарищества по жене» был связан с традицией материнского рода у чукчей, и некоторые исследователи считали, что этот обычай возмещал утраченный род и его наиболее жизненные институты. Институт «товарищества по жене» также использовался в случаях, когда у семьи отсутствовали дети, чтобы заключить союз с многодетной семьей и способствовать реализации репродуктивного потенциала женщины. Есть сведения о случае, когда семья не имела детей, и они вступили в отношения «нэвтумгыт» с другой семьей, от чего у них родился сын, а затем у них появились ещё двое детей. Некоторые исследователи рассматривают институт «нэвтумгыт» как своеобразную замену левирату. Этот обычай оформлялся подобно настоящему браку, совершаясь помазание кровью, жертвоприношения и т. д. Такие обычаи были характерны периоду конца XIX века и охватывали значительную часть чукотских семей[25]. В XX веке мы встречаем следующее свидетельство[26]

Взгляд на семейные связи у них очень прост. Чукча, например, дорогому гостю предлагает свою жену, а сам уходит погулять по берегу на это время. Нет у них собственнического отношения к жене или мужу

— Газета «Полярная звезда» 1924

Влади́мир Ге́рманович Богора́з — российский революционер, писатель, этнограф (этногеограф, этнокультуролог) и лингвист (исследователь чукотско-камчатских языков, языка азиатских эскимосов, эвенского языка), северовед.

После 1779 года территория современного округа входила в различные административно-территориальные единицы, такие как Иркутская губерния, Камчатская область, Приморская область, Якутская область и Якутская губерния.[1] «Устав об управлении инородцев» из 1822 года был одним из законодательных актов, регулировавших отношения между коренными народами Российской империи и правительством. Согласно этому уставу, чукчи должны были платить дань по своему усмотрению как в виде продуктов, так и в виде услуг, и имели определённую степень автономии на своей территории. Они были подчинены российскому суду только в случае совершения определённых преступлений за пределами своих земель. Устав подчеркивал сохранение общественной структуры и управления Чукотки, учитывая особенности их традиционного образа жизни[14].

Начиная с 1867 года, когда Россия продала Аляску США, на Чукотский полуостров стали устремляться представители американских, японских, британских, норвежских и других торговых компаний, что привело к интенсивному развитию хищнической добычи морского зверя и китов. Появление американских китобоев на Чукотке в XIX веке и их занятие не только морским промыслом, но также торговлей с местным населением имело серьёзные последствия для приморских чукчей и эскимосов. Результатом этой деятельности было разрушительное влияние на хозяйство и благосостояние местного населения из-за крупномасштабной торговли спиртом и массового уничтожения китов и моржей. Эти действия оказались губительными для приморских чукчей и эскимосов, и это явилось значительным образом влияющим фактором на их жизнь и хозяйство. Этот период также отмечен укреплением российского присутствия в регионе, включая образование Анадырской округи и создание пограничного поста Ново-Мариинский (теперь город Анадырь) в 1888 году[27][6].

В 1883 году была открыта церковно-приходская школа в Маркове на Чукотке. Было положено начало распространению образования и сохранении культурного наследия в регионе. Афанасий Дьячков, как учитель, и автор работы по истории и этнографии Анадырского края, вероятно, сыграл важную роль в развитии образования и сохранении исторических и культурных знаний о регионе[28]

В 1909 году в составе Камчатской области был образован Чукотский уезд с центром в Бухте Провидения. В последующие десятилетия территория входила в различные административно-территориальные единицы, включая Камчатскую губернию, Камчатский округ Дальневосточного края и Якутскую АССР[29].

В конце XIX века на Чукотке появились первые ссыльные, включая «политических» ссыльных, некоторые из которых активно участвовали в экспедиционной работе. Наиболее заметной фигурой был Владимир Богораз, чья деятельность в этнографии стала основой для последующих исследований этнографии Северо-Востока[30]. К началу XX века на Чукотке возобновились ярмарки, открыты казенные склады, и расцветала частная торговля, включая право русским купцам доставлять товары из Владивостока на Чукотку на охранных военных судах. Также начались поиски и добыча золота на Чукотке[31].

Советская Чукотка

Установление Советской власти

Угловой бланк официальных писем Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего адмирала А. В. Колчака

События 1917 года в России оказали косвенное влияние на Чукотку. До того, как волна революции достигла Северо-Востока, она уже начала спадать. Так, революционные перемены власти произошли лишь в июне после Февральской революции, а после Октябрьской революции дофевральские органы управления были восстановлены. Революционные события на Северо-Востоке происходили в уникальных условиях — отсутствие революционных организаций, небольшое количество пролетариата, а также преобладание среди населения небольших народностей, находившихся на стадии перехода от первобытного коммунизма к классовому обществу. Новый общественно-политический строй укреплялся на полуострове почти четыре года[6].

Колчак 18 января 1918 года принимает на себя обязанности Верхновного правителя России. Его режим, как и в других регионах, был характеризован жестокостью и диктаторством, что вызвало недовольство широких слоёв населения[32]. В 1919 году в Анадырь прибыли эмиссары большевиков Михаил Мандриков и Август Берзинь. Организовав подпольную группу, они осуществили переворот в Анадыре 16 декабря 1919 года, свергнув администрацию Колчака. У богатых коммерсантов были конфискованы все товары, оружие и боеприпасы, а их долги аннулированы. В январе 1920 года коммерсанты свергли власть Ревкома, расстреляв его руководителей. Впоследствии власть несколько раз переходила из рук в руки[6].

Коренное население вступало в борьбу за власть, имея мало понимания о причинах гражданской войны в России. Результаты гражданской войны на Чукотке были катастрофическими: разрушена система управления, которая создавалась в течение двух веков. Также было подорвано снабжение промышленными товарами. В 1920-х годах на Чукотке была создана система управления большевиков по стандартной схеме: представители Центра учредили бюро и ячейки, после чего были проведены выборы в представительные органы — Советы. Чукотка стала приспосабливаться к новому порядку в жизни страны[6].

Строительство социалистического общества

В 1930-е годы коллективизация была частью широкого процесса перехода сельского хозяйства к колхозной системе в Советском Союзе. В 1930 году организован первый оленеводческий колхоз из кочевых групп, живущих на Земле Гека[33]. Отказ крупных оленеводов от продажи животных для колхозов и совхозов, привело к раскулачиванию. Ликвидация кулачества имела существенное влияние на экономику и общество региона. Пастухи оленей уходили от крупных оленеводово в колхозы, что создало дефицит работчей силы. Попытки вернуть хозяивами крупыйх оленьих стад соплеменников к привычному образу жизни приводил к конфликту с властью. Крупные единоличные хозяйств доложны были выплачивать повышенные налоги[1].

Параллельно с экономическим развитием активно велось культурно-бытовое освоение территории. Советская власть предприняла ряд мер, которые существенно изменили традиционный образ жизни чукчей. Эти меры включали превращение родовой собственности в общественную, разрушение традиционной системы оборота пастбищ, административное закрепление за колхозами и совхозами территорий вместе с находившимися на них стойбищами, а также советскую паспортизацию, которая привела к изменениям в именах и фамилиях. В результате этих действий стойбища были отнесены к разным колхозам и районам, что привело к разрыву внутриродового общения и перераспределению родов по разным местам[34].

Советская паспортизация также привела к изменениям в определении личности, например, традиционные имена стали фамилиями, а к ним прикреплялись русские имена. В результате таких изменений, связанных с экономическими и административными реформами советской власти, традиционная система общности и идентификации чукотского народа претерпела значительные изменения, а структура общины и социальные отношения были серьёзно нарушены[34].

В антирелигиозных и агитационных целях были созданы культурные центры и «красные яранги», проводившие просветительскую работу и борьбу с шаманством. Началась также активная социальная трансформация чукотской культуры: коренное население было переселено из яранг в каменные дома, что привело к изменению круговорота общественных и родственных отношений. Укрупнение поселков привело к негативным последствиям для окружающей среды, а также к разрушению сложной системы общественных и кровно-родственных связей. В процессе реформ не обошлось без неожиданных последствий. В 1930-е годы, при активной пропаганде здорового образа жизни, возникли проблемы, связанные с неправильным воздействием мыла на аборигенов, что привело к колоссальной смертности среди эвенков, чукчей и ненцев из-за разрушения естественного защитного слоя кожи[6]. В обществе существовало напряжение[35].

«Сначала нацсовет, потом культбаза, и, наконец, Красная яранга, эти товарищества и еще какой-то комсомол… Все они сообща, вместе стараются накинуть на меня, на наши шеи аркан. Словно целая стая голодных волков за нами постоянно следит!»

— Вилюнейский оленевод Маравье, Омрувье, Иван Васильевич чукотский писатель эссист

Река Чукотка

Изменение условий жизни коренных народов Чукотки также включало введение письменности для чукотских и эскимосских сообществ и успешную борьбу с неграмотностью, что способствовало появлению национальной интеллигенции. Русские учителя, работая с северными народностями, проявляли глубокий интерес к их культуре и языку. Они составляли рукописные буквари на чукотском и эскимосском языках, изучали эти языки и разрабатывали специальные методики обучения детей грамоте на их родных языках, учитывая особенности русской графики. Такой подход не только способствовал более эффективному обучению детей, но также способствовал сближению их с учителями и интеграции в общество[36].

Челюскин", раздавленный льдами. Кинокадр из хроники

В начале 1933 года было решено провести сквозной рейс транспортного судна «Челюскин» по всей трассе Северного морского пути для проверки возможности использования его как транспортной магистрали, связывающей СССР в единое целое. Судно дошло до Берингова пролива, но ледовая обстановка не позволила завершить маршрут. «Челюскин» был вынесен в Чукотское море, где раздавлен льдами. Спасение челюскинцев стало героической эпопеей[37].

Эта трагическая экспедиция показала, что в то время СССР ещё не достиг того уровня развития, когда плавание по Северному морскому пути могло бы быть результативным и безопасным. Было отмечено, что не хватало мощных ледоколов, необходимых для обеспечения безопасности грузовых судов, плавающих по маршруту. Также отмечалась необходимость развития полярной авиации для обеспечения надежной связи и безопасности в любое время года. Деятельность «Главсевморпути» распространялась на огромной территории — от островов Шпицбергена и Новой Земли до Чукотки. Государственное финансирование этой деятельности увеличивалось из года в год. Если в 1933 году оно составляло 18 млн рублей, то в 1937 году — уже 400 млн рублей. За пятилетие затраты государства на деятельность «Главсевморпути» составили 922 млн рублей. Капитальные вложения за этот период составили 465 млн рублей, увеличившись с 26,4 млн рублей в 1933 году до 164,5 млн рублей в 1937 году. Треть этих вложений была направлена на развитие морского транспорта, включая строительство ледокольного флота. Более одной пятой вложений пошло на создание полярной авиации. Также были оборудованы пассажирские авиалинии Омск — Салехард, Красноярск — Игарка, Якутск — Тикси.[38].

Развитие авиации также играло важную роль в изменении жизни на Чукотке. Аэродромы в мысе Северный (ныне мыс Шмидта) и в Анадыре стали ключевыми точками для воздушных связей региона, обеспечивая транспортную инфраструктуру и связь с другими регионами Советского Союза. Организация Главного управления Северного морского пути, создание полярных станций, портов, аэродромов и промышленных предприятий, проведение гидрографических и геологических исследований — все это свидетельствует о расширении инфраструктуры и развитии экономики региона в указанный период[6].

В 1933 году были созданы первые в мире авиабазы для организации и обеспечения регулярных арктических полетов. Они разместились на мысе Северном (Чукотский полуостров), на мысе Челюскина и на Земле Франца-Иосифа. Авиаторы перешли к систематической разведке льдов, оказанию помощи зазимовавшим во льдах судам и проведению научно-исследовательских работ. В 1938 году на Чукотке Михаилом Каминским был создан первый аэроклуб. Подростков разыскивали по ярангам, учили русскому языку, арифметике, основам летного дела, пытались привить привычку к городским костюмам и даже галстукам. К лету 1939 года чукчи Верещагин, Елков, Тымнетахен, Кеутуви и камчадал Шитиков освоили основы летного дела и научились летать на самолёте У-2[39].

Знак Дальстрой. Вручался за перевыполнение производственных норм.

В период с 1934 по 1937 годы были обнаружены крупные месторождения олова на Певекском полуострове и Иультинское олово-вольфрамовое месторождение. В 1934 году золотопромышленные предприятия Дальстроя посетила правительственная комиссия экспертов, созданная постановлением ЦК ВКП(б) от 5 июля 1934 года. Комиссия подтвердила выводы колымских геологов о промышленной оценке месторождений золота и олова. С 1939 года геологоразведочные работы велись под эгидой Дальстроя — Главного управления строительства Дальнего Севера НКВД СССР. В 1930-х годах научные исследования в Дальстрое столкнулись с множеством трудностей, включая удаленность территории, высокую степень секретности и изоляцию от остального научного сообщества. Эти факторы препятствовали обмену научными открытиями и исследованиями на союзном и мировом уровнях[40].

Рост объёмов геологоразведочных работ Дальстроя во второй половине 1930-х годов привел к развитию научно-исследовательских лабораторий, обслуживающих производство. Изначально эти работы осуществлялись сетью мелких лабораторий с примитивным оборудованием и небольшим штатом работников. В 1935 году произошло разделение Горного управления на Южное и Северное горнопромышленные управления, что привело к разделению лабораторий. Геологи, работавшие в Дальстрое, были ограничены в своих исследованиях из-за изоляции и недостаточного взаимодействия с центральными научными учреждениями. Это замедляло развитие научных знаний в этом районе[40].

По данным землеустроительной экспедиции Наркомата земледелия РСФСР, население Чукотского национального округа в 1938 году составило 18 390 человек, в том числе 12 101 чукчей, 1 280 эскимосов, и 3 020 приезжих. В окружном центре Анадыре с населением 3,3 тыс. чел. сосредоточилась вся рыбная и угольная промышленность Чукотки[6].

В период довоенных пятилеток была проведена коллективизация промысловиков, что привело к росту уловов рыбы и добычи морского зверя, а также увеличению численности олений стад. Рыбная промышленность переключилась с прибрежного лова на промысел в открытом море. Руководители региона столкнулись с необходимостью постоянно организовывать и контролировать ход добычи, чтобы население не голодало, перевооружать зверобоев техническими средствами, наладить регулярное снабжение прибрежных поселений привозными товарами и продуктами. Создание коллективных хозяйств стало основой переформатирования местного экономического уклада. К 1934 году на Чукотке из 60 коллективных хозяйств 40 были морзверобойными. Морская охота оставалась ведущим направлением присваивающего хозяйства береговых селений Чукотки в первые советские десятилетия. Промысел моржа, лахтака и нерпы служил источником питания береговых жителей и доходов коллективных хозяйств[41].

Великая отечественная война

«Вдруг началась война. Она шла очень далеко от мыса Дежнева, но люди всей Советской страны уже зажили одной семьёй, и боль далёких соотечественников отзывалась в сердцах эскимосов и чукчей Берингова пролива».

— Юрий Рытхэу, чукотский писатель

Женщины осваивают мужские профессии

Чукотка активно мобилизовала свои ресурсы для поддержки фронта во время войны. Красные яранги, проводившие работу по сбору средств на нужды обороны, а также участие жителей Чукотки в поддержке обороны Родины на фронтах войны, являются примерами активной поддержки со стороны местного населения во время военных действий[6].

Промысел рыбы, оленей и пушных зверей стали важными источниками продукции для обеспечения предприятий и населения округа, а также для экспорта. Кроме того, активное участие местных жителей в сборе средств на нужды фронта и строительство военной техники является примером их патриотизма и поддержки обороны страны. Девушки Чукотского национального округа, освоившие профессию охотника, продемонстрировали высокую эффективность в своей работе. Добыча пушного зверя стала особой статьей экспорта. Охотники Чукотки и комсомольско-молодежные охотничьи бригады, включая школьников и женщин, занимались добычей песца голубого и белого, горностая, белки и лисицы красной. Пушнина использовалась для приобретения оружия, техники и военного снаряжения за рубежом[42].

Зимой 1943-1944 годов в Чукотском национальном округе на промысле в тундре работали 63 девушки-охотницы, представительницы коренных национальностей. Несмотря на скепсис со стороны охотников-мужчин, девушки успешно освоили незнакомое дело. В Чинаевском колхозе (Чукотский район) лучшая охотница комсомолка Шура Автоль выполнила план добычи пушного зверя на 217 %, комсомолка Энмина из Чаунского района — на 175 %. Бригадир охотничьей женской бригады Нутенеут из Восточной Тундры выполнила план 1944 года на 382 %, охотница Начина — на 464 %. Эти показатели были зачастую выше, чем у охотников-мужчин[42].

Участие сельских жителей, таких как оленеводы, в сборе средств также является важным элементом общенациональной поддержки обороны страны. Жители округа активно участвовали в сборе средств на строительство военной техники для фронта. Для танковой колонны «Чукотский колхозник» было собрано 1 млн рублей. Оленевод Кергувье из колхоза «Светлая жизнь» перечислил 65 тыс. рублей. Оленеводы Марковского района (ныне Анадырского) также внесли значимый вклад — 124 540 рублей. В благодарность жители района получили телеграмму от товарища Сталина[43].

«Марково, Чукотского национального округа, Хабаровского края. Секретарю Марковского райкома ВКП (б) товарищу Барышникову. Передайте колхозникам и колхозницам, рабочим и работницам, служащим, кочевникам-оленеводам, собравшим 124 540 рублей на строительство танковой колонны «Чукотский колхозник» и сдавшим в фонд Красной Армии 474 оленя, мой братский привет и благодарность Красной Армии. И.В. Сталин».

Период военных действий привел к интенсивному развитию промышленности и инфраструктуры на Чукотке. Форсирование добычи олова и других металлов, обнаружение промышленных запасов золота, начало промышленной эксплуатации угольных месторождений. 21 августа 1941 года был создан Чаун-Чукотский горнопромышленный комбинат с задачей в кратчайший срок развернуть добычу олова. Газета «Советская Колыма» писала о горняках Чукотки, которые досрочно выполнили квартальный план по добыче металла. В канун Первомая коллективу комбината Чаун-Чукотки было вручено переходящее Знамя Государственного Комитета Обороны. В 1944 году коллектив завершил государственную программу на 130 %. План первого квартала 1945 года был выполнен на 125 %[44].

Несмотря на трудности, связанные с преодолением суровых климатических условий и тягот военного времени, горная промышленность Чукотки развивалась быстрыми темпами. Фактическая добыча олова за годы войны увеличилась в 9 раз, а удельный вес округа в общей добыче Северо-Востока возрос с 3,1 до 5,1 %. Это означало, что Чукотка стала одним из главных поставщиков олова в стране[3].

Строительство аэродрома в селе Уэлькаль началось в июле 1942 года. В мирное время на сооружение трассы ушло бы четыре-пять лет, но в военное время работа была завершена примерно за десять месяцев. Аэродром служил для переброски самолётов с востока на запад[44].

Эпидемии гриппа, кори, скарлатины и других болезней стали настоящим бедствием для народов Севера, особенно на Северо-Востоке СССР. У них отсутствовал иммунитет к этим заболеваниям. Эпидемии гриппа в Пенжинском и Ольском районах в 1941-1942 годах и на Чукотке в 1943-1944 годах привели к серьёзным последствиям. В Пенжинском районе грипп парализовал хозяйственную жизнь: некому было пасти оленей, не работали организации и учреждения, прекратилась связь с Петропавловском-Камчатским и Паланой. Особенно высокая смертность наблюдалась среди коренного населения. После эпидемии в районе пришлось открыть специальный детский дом. На Чукотке от гриппа в 1943-1944 годах погиб каждый десятый заболевший[45].

С началом военных действий особым указом Государственного Комитета Обороны малочисленные народы Севера не призывались в действующую армию. Однако с первых дней войны в военкоматы приходили сотни добровольцев из числа малочисленных народов Севера. Установить действительное число представителей малых народов, воевавших в частях Красной армии, сейча не представляется возможным. Фамилии все были русские, а национальность в списках военкоматов не указывали. Известно, что чукчи, эскимосы и другиме преставители малых национальностей героически воевали на фронтах Второй мировой войны. Каждый десятый снайпер был представителем Северной национальности. Отделение снайперов, состоящее из народов Севера, только за сентябрь-октябрь 1942 года уничтожило 1106 фашистов. Имя Пассара, застрелившего 236 врагов, было известно всему Донскому фронту. Фашисты сбрасывали листовки с дикими угрозами в адрес Максима, за его уничтожение немецкое командование обещало 100 тыс. рейхсмарок. Советские поэты посвящали Максиму Пассару стихи и песни[46].

На фронтах Великой Отечественной войны посланцы далёкой Чукотки заняли достойное место. Память о них увековечена на стеле «Чукотка — фронту», открытой в 2005 году в Анадыре. На Чукотке установлено 15 памятников ветеранам Великой Отечественной войны[47].

В 1943 году состоялся первый выпуск Анадырского педагогического училища, среди выпускников которого были чукчи, эскимосы и чуванцы. Несмотря на трудные военные годы, в стране продолжалась подготовка национальных кадров для Дальнего Востока. Факультет народов Севера был создан при Омском педагогическом институте имени Горького, где проводилась учебно-педагогическая и научно-исследовательская работа по линии изучения северных языков, их диалектов и говоров, создания пособий для школ. В 1943 году с Чукотки было послано на учёбу 6 эскимосов и чукчей. Большую работу в подготовке национальных кадров проделал Хабаровский педагогический институт, где в 1943 году было открыто отделение народов Севера с трёхгодичным сроком обучения. Студенты, окончившие это отделение, получили специальность преподавателя литературы и русского языка в 5-7 классах[48].

В результате проведенной работы к 1945 году было обучено 2172 ребёнка, что составило 92,5 % от общего числа детей, подлежащих всеобучу. Однако охватить обучением удалось лишь детей из наиболее отдаленных стойбищ. С ростом числа обучающихся потребность в новых школьных зданиях с каждым годом приобретала все большую остроту. Из 68 школ округа только 13 находились в типовых зданиях, остальные — в землянках, ярангах и палатках. С начала войны до 1944 года было построено 24 школьных помещения, что составляло 44 % всех типовых помещений, 12 домиков было выделено для квартир учителей и много различных школьных подсобных пристроек. Это позволило принять дополнительно в школы более 800 детей[3].

Послевоенное строительство

Билибинский район, Чукотский автономный округ, Россия

В годы Великой Отечественной войны, Чукотка превратилась в основного поставщика олова, необходимого для обороны страны. После войны, в условиях гигантского строительства, значимость оловодобывающей промышленности продолжала расти. Однако возникли проблемы с кадрами из-за массового выезда специалистов в центральные районы страны после отмены указов, закреплявших за горной промышленностью всех работавших в ней до окончания войны. Заметное влияние в количестве и особенно в качественном составе трудовых ресурсов стали решающим фактором, повлиявшим на снижение производственных показателей предприятий[3].

29 октября 1945 года Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление об улучшении бытовых условий и расширении льгот для работников Дальстроя. Постановление предусматривало множество мер материального стимулирования, таких как надбавка к тарифной ставке в размере до 10 % через каждые 3 года работы, выплата единовременного вознаграждения за долголетнюю непрорывную работу по истечении 7 лет — двухмесячного оклада, 10 лет — трехмесячного оклада, а свыше 10 лет — двухмесячного оклада за каждый последующий год. Работник, проработавший в системе Дальстроя, для исчисления пенсии за каждый год, считался за 2 года[3].

Герб Певека (Чукотка)

Для усиления темпов геологической разведки в конце 1948 года вновь было организовано геологоразведочное управление, которое возглавил Дмитрий Щербаков, известный исследователь Чукотки. Количество геологических партий с каждым годом увеличивалось, в 1949 году их было 4, в 1952 году — 5, а в 1953 году увеличилось до 8[3]. В 1949 году была введена в строй Чаунская ТЭЦ. В 1949-1957 годах в Певеке располагалось Управление исправительно-трудового лагеря Чаунчукотлаг, а в 1951-1953 годах — Управление исправительно-трудового лагеря Чаунлаг, созданного для разработки месторождения урана, открытого в окрестностях Певека в 1947 году. 14 декабря 1949 года решением исполкома Хабаровского краевого Совета депутатов трудящихся населённый пункт Певек был отнесён к категории рабочих посёлков. В 1951 году было создано управление Певекского морского порта Арктического морского пароходства. В 1953 году была образована Магаданская область, в состав которой вошел и Чукотский национальный округод Дальстрой перешел из подчинения МВД в Министерство цветной металлургии. Во второй половине 1950-х — 1960-х годах происходила реорганизация и расширение порта[49]. В 1950 году порт Певек занимал территорию в 30 тысяч квадратных метров и имел два причала, на которых могла вестись одновременная разгрузка двух четырёхтрюмных судов с помощью единственного транспортера длиной 8 метров. К 1951 году территория порта уже составляла 95 тысяч квадратных метров и имелось 4 причала, способных обрабатывать одновременно 3 парохода водоизмещением 16 тысяч тонн и 1 лихтер. Грузооборот порта со 198 тысяч тонн в 1950 году возрос до 274 тысяч тонн в 1951 году и до 416 тысяч тонн в 1952 году[3].

В 1958 году началась промышленная добыча золота, что стало новым этапом в развитии производительных сил Чукотского национального округа. Здесь были развернуты широкие исследовательские работы по выявлению и подготовке к эксплуатации новых месторождений олова и золота. Была значительно расширена разведочная база для создания новых горнодобывающих предприятий. Кроме того, постоянно увеличивались темпы прироста запасов для действующих предприятий. В 1959 году добыча золота на Чукотке составила 6 540 кгод Важно отметить, что 1959 год стал последним годом использования труда заключённых на добыче золота и олова в Магаданской области. Среднесписочная численность работавших на золотодобывающих приисках, рудниках и фабриках в 1957 году составила 17 771 человек, а в 1962 году — 16 329 человек. В 1962 году на Чукотке былло добыто 111100 кг золота[50].

При росте золотодобычи, сокращение численности работников свидетельствует о механизации горных работ. Повышение роли техники в золотодобыче привело к необоходимости ввода в экслуатацию дополнительных энергетических ресурсов[51]. Период с 1978 по 1982 годы характеризуется снижением ежегодного уровня золотодобычи. В 1982-1988 годах добыча стабилизировалась на уровне около 20 тонн. С 1992 года годовая добыча золота держалась на уровне 15-19 тонн. В середине 80-х годов на основании результатов правительственной комиссии СССР был сделан вывод, что перспективы дальнейшего роста золотодобычи связаны с освоением рудных месторождений[50].

Карта Чукотки и Анадыря

Основная часть приисков, горнообогатетельных комбинатов, посёлков, промышленных предприятий, электростанций, ЛЭП, дорог и другой инфраструктуры была создана на Чукотке в 60-х годах, и к концу этого периода численность населения региона превысила 100 тысяч человек. Это также был период максимального производства оленины, рыбы, и пушнины, а также появления новых секторов в сельском хозяйстве, таких как молочное животноводство, свиноводство, парниковое хозяйство, и клеточное звероводство. Анадырь, центр Чукотского национального округа, особенно быстро развивался. К 1965 году он получил статус города, а к 1970-м его население достигло 12 тысяч жителей, а в период расцвета — доходило до 20 тысяч[6].

Анадырь стал важной транспортной и экономической точкой в регионе, с обслуживанием регулярных авиарейсов из Москвы, Хабаровска и Магадана, и морским портом, обслуживающим грузопотоки Северного Морского Пути. Напряженно работали Певекский и Провиденский морские порты. В этот период происходило интенсивное культурно-бытовое развитие территории, со строительством школ, техникумов, детских учреждений, библиотек и клубов. Высокие заработные платы и льготы для населения, включая коренные народы, привели к росту численности и привлечению квалифицированных специалистов.[6]

Развертывание частей стратегической авиации США на Аляске началось в 1947 году. База стратегической авиации США в Туле на Гренландии, созданная в 1951 году, продолжает существовать, хотя в уменьшенном состоянии по сравнению с временами «Холодной войны». Также были созданы военно-воздушные базы США в Исландии, Норвегии, Великобритании и Японии, используемые для различных целей, включая полёты разведывательной авиации в Арктику. Система авиабаз позволяла стратегической авиации США свободно перемещаться между ними, в том числе и с целью боевого патрулирования при полном боекомплекте. В 1967 году при подлёте к авиабазе Туле разбился стратегический бомбардировщик В-52 с ядерными бомбами на борту. В случае начала военных действий стратегическая авиация США, постоянно находившаяся в арктическом небе, могла в любой момент повернуть на юг в сторону СССР. Основной маршрут боевого патрулирования стратегической авиации США в Арктике между Аляской и Гренландией проходил вдоль всего северного побережья СССР и соответственно под угрозой была вся территория страны[52].

В годы «холодной войны», на Чукотке размещались контингенты вооруженных сил СССР. В конце 1980-х годов Войска ПВО Советского Союза демонстрировали высокий уровень освоения Арктики, превосходящий другие военные и гражданские ведомства по охвату территорий и уровню развития инфраструктуры. Однако в 1990-е годы завершилась «холодная война» в Арктике, что привело к прекращению полетов американских разведывательных самолётов, снижению боевой активности стратегической авиации и сворачиванию полетов в режиме боевого патрулирования. Это свидетельствует о изменениях в геополитической обстановке в регионе и снижении напряженности в рамках арктической активности[52].

В 1980 году Чукотский округ стал автономным, продолжая входить в Магаданскую область[6].

Постсоветская Чукотка

В 2011 году Пол Стейнхардт (5-й справа) возглавил команду экспертов из 13 человек в экспедиции на Чукотку на Дальнем Востоке России, где он обнаружил первый квазикристалл, образовавшийся в результате естественного процесса.

Формирование местной политической элиты на Чукотке происходило в общем российском формате. В 1990 году депутатом Магаданского областного и Чукотского окружного Совета был избран А. В. Назаров. 11 ноября 1991 года он возглавил администрацию Чукотского автономного округа (ЧАО). Чукотский окружной исполком проводил курс на повышение политического статуса округа, используя институт Совета его старейшин. В Анадыре по инициативе исполкома в 1991 году состоялось совещание представителей Совета старейшин. Руководители ЧАО активно консультировались со старейшинами по вопросу национальной политики на своей территории. Окружной исполком способствовал консолидации малочисленных коренных народов, в том числе на уровне сел. Так, в Амгуэме была создана первичная организация «Ассоциации малых по численности населения народов Чукотки и Колымы». На Чукотке усилилась политическая активность, даже стали возникать местные отделения партий. В феврале 1991 года была создана первичная организация конституционных демократов (кадетов). Её возглавил инженер Билибинской АЭС В. Лошаков. В Чукотском автономном округе, помимо КПСС, тогда действовали четыре партии: Демократический Союз (пос. Эгвекинот), Республиканская партия (пос. Мыс Шмидта), Демократическая партия России (год Анадырь и Певек), Конституционные демократы (пос. Билибино). Инициатором повышения политического статуса территории, безусловно, выступала управленческая элита[53].

Полярное сияние на Чукотке

В 1992 году Чукотский автономный округ провозгласил выход из состава Магаданской области и создание Чукотской Советской автономной республики[54]. Затем был представлен законопроект о непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации, который был принят в двух чтениях в Совете Национальностей и окончательно утвержден 17 июня 1992 года. Чукотка выделилась в отдельный субъект и получила статус субъекта Российской Федерации[55].

Спад в горнодобывающих отраслях, особенно в золотодобыче, а также упадок производства угля, мяса, яиц, рыбы и сокращение традиционных промыслов привели к серьёзному ухудшению экономической и социальной ситуации. Также отмечается остановка строительства, недостаток медицинского оборудования и учебников, а также тяжелое положение населения. Однако с приходом новой администрации и управленцев из российского бизнеса в декабре 2000 года начались позитивные изменения. Преобразования, ориентированные на долгосрочную перспективу, затронули основные сферы жизни жителей округа, что позволило создать условия для нового социально-экономического подъёма. Такие меры, вероятно, включали в себя стимулирование экономического роста, инвестирование в инфраструктуру, здравоохранение, образование, а также поддержку традиционных промыслов. Такие шаги существенно улучшили положение в регионе и поддержали его устойчивое развитие в будущем[6].

Основные даты истории Чукотки

Примечания

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 Морозова Н. Н. Большая Российская Энциклопедия // Большая Российская Энциклопедия. — 2023. — 13 февраля.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 Гальцева Н. В., Коломиец О. П., Фавстрицкая О. С., Шарыпова О. А. Чукотский автономный округ // Большая российская энциклопедия : энциклопедия. — 2023. — 13 февраля.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 3,4 3,5 3,6 3,7 3,8 Диков Н. Н., Леонтьев В. В., Абакумов Г. С. Очерки истории Чукотки с древнейших времен до наших дней / Отв. ред. д-р ист. наук Н. Н. Диков. — Новосибирск: Наука, 1974. — 455 с.
  4. 4,0 4,1 Кондратов А. М. Была земля Берингия. — Магадан: Магадан Кн. изд., 1981. — 200 с.
  5. Бурлак В. Н. Хождение к морям студёным. — М.: АиФ Принт, 2004. — ISBN 5-94736-053-5.
  6. 6,00 6,01 6,02 6,03 6,04 6,05 6,06 6,07 6,08 6,09 6,10 6,11 6,12 6,13 6,14 Чукотка. Чукотский автономный округ. Дата обращения: 10 февраля 2024.
  7. 7,0 7,1 Вдовин И. С. Этногенез и этническая история чукчей. Арктический многоязычный портал. Дата обращения: 10 февраля 2024.
  8. Зеленская А. Ю. Костяные изделия Усть-Бельского могильника и некоторые вопросы культурного взаимодействия в неолите на севере Дальнего Востока // Вестник археологии, антропологии и этнографии : журнал. — 2017. — № 4 (39). — ISSN 1811-7465.
  9. Бронштейн М. Чукотка две тысячи лет назад: наскальные рисунки Пегтымеля // Проектный офис развития Арктики. — 2021. — 24 августа.
  10. Чукотка в древности // Чукотка. Прекрасный и суровый край.
  11. Левин М. Г. Этническая антропология и проблемы этногенеза народов Дальнего Востока. — М.: Акад. наук СССР, 1958. — 359 с.
  12. Волынкин О. В. Путь Ориона. — Иваново: Ивановская обл. тип., 2007. — 247 с. — ISBN 5-85229-239-7.
  13. Девятов С. В., Македонская В. А., Швец Т. Д. История России: учебно-методическое пособие для студентов технического университета. — М.: НИЯУ МИФИ, 2021. — 477 с.
  14. 14,0 14,1 14,2 14,3 Вдовин И. С., Иващешсо Л. Я, Кириллова Н. Д., Крчрижов Н. В., Леонтьев В. В., Синько В. Е. История и культура чукчей. Историко-этнографические очерки. / Под общей редакцией чл. - корр. АН СССР А. И. Крушанова. — М.: Наука, 1987. — 286 с.
  15. Якутское посольство в XVII веке во главе с внуком Тыгын Дархана на приеме царя Федора Алексеевича в Москве // Sakhalife.ru : сайт. — 2022. — 28 декабря.
  16. Иванов В. Н. Представители якутского народа на приеме у Русского царя (1676 год) // Новый исторический вестник : журнал. — 2017. — С. 6—30. — ISSN 2072-9286.
  17. Берг Л. С. Открытие Камчатки и Камчатские экспедиции Беринга. 1725-1742. — Л.: Изд-во Главсевморпути, 1935. — 411 с.
  18. Нефёдкин А. К. Военное дело чукчей. Первая иллюстрированная энциклопедия.. — М.: Яуза: Эксмо, 2017. — 469 с. — ISBN 978-5-04-088815-3.
  19. 19,0 19,1 19,2 Зуев А. С. Русско-чукотские переговоры 1778 года и принятие чукчей в подданство России // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История. Филология : журнал. — 2006. — Т. 5, № 3. — С. 26—37. — ISSN 1818-7919.
  20. Киян И. Как Россия полтора века пыталась завоевать чукчей // Версия : сайт. — 2018. — 13 мая.
  21. Жириновский В. В. Собирание земель русских. — Литрес, 2019. — С. 9. — 33 с.
  22. Вдовин И. С.,Батьянова Е. П. Чукотское хозяйство // Арктический многоязычный портал : сайт.
  23. Коломиец О. П. Этнодемографическая характеристика населения Чукотки // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки» : журнал. — 2022. — Т. 9, № 4 (36). — С. 127—142. — ISSN 2312-1300.
  24. Майничева А. Ю. Трансформации в культуре якутов и чукчей в конце XIX – начале XX вв. в процессе христианизации (по материалам «Якутских епархиальных ведомостей») // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке,. — 2023. — № 4. — С. 19—30. — ISSN 1997-2857.
  25. 25,0 25,1 Коломиец О. П. Архаичные формы брака у чукчей в XIX начале XX века // Вестник Томского государственного педагогического университета : журнал. — 2012. — № 1 (116). — С. 127—129. — ISSN 1609-624X.
  26. Сукерник Р. И., Кроуфорд М. Г., Осипова Л. П. Первоначальное заселение Америки в свете данных популяционной генетики // Экология американских индейцев и эскимосов : журнал. — 1988. — С. 19—32.
  27. Институт филологических исследований СПбГУ. Институт филологических исследований СПбГУ. Дата обращения: 11 февраля 2024.
  28. Арктика – мой дом. Полярная энциклопедия школьника. / Научный редактор З. П. Соколова. — М.: УП «Северные просторы», 2001. — ISBN 5-87098-039-9.
  29. Доржеева В. В,. Административно-правовое положение территорий российского Северо-Востока (XVIII-XIX вв. ) // Бюллетень науки и практики : журнал. — 2018. — Т. 4. — ISSN 2414-2948.
  30. Вдовин Н. С. В. Г. Богораз — исследователь языков и культуры народов северо-востока Сибири // Этнографическое обозрение : журнал. — 1965. — Март. — С. 70 - 78.
  31. Коломиец О.П. Чукотские ярмарки в отчётах и донесениях царских чиновников (конец XIX - начало XX века) // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». — 2016. — ISSN 2312-1300.
  32. Гаврилова М. К. Арктическая эпопея адмирала А.В. Колчака // Наука и техника в Якутии : журнал. — 2009. — ISSN 1728-516X.
  33. 33,0 33,1 История г. Анадырь. Чукотка - прекрасный и... суровый край. Дата обращения: 11 февраля 2024.
  34. 34,0 34,1 Кавры В. В. Образование этнотерриториальных групп чукчей. Арктический многоязычный портал. Дата обращения: 10 февраля 2024.
  35. Хаховская Л. Н. Коллективизация вилюнейских чукчей: причины и ход противостояния // Вестник Северо-Восточного научного центра ДВО РАН : журнал. — 2021. — № 3. — С. 97—104. — ISSN 1814-0998.
  36. Омрувье Иван. Первые русские учителя сеяли разумное, вечное // Крайний Север : газета. — 2013. — 24 января.
  37. Филин П. А. Главное управление Северного морского пути в истории управления Арктикой // Полярные чтения на ледоколе «Красин». — 2019. — С. 238—264.
  38. Тимошенко А. И. Советский опыт освоения Арктики и Северного морского пути: формирование мобилизационной экономики // Историко-экономические исследования : журнал. — 2013. — Т. 14, № 1—2. — С. 73—95. — ISSN 2308-2488.
  39. На заре полярной авиации // Военное обозрение : сайт. — 2015. — 15 июля.
  40. 40,0 40,1 Пустовойт Г. А. Геологические экспедиции и организация научных исследований на Северо-Востоке СССР (1931-1938 гг.) // Россия и АТР : журнал. — 2010. — ISSN 1026-8804.
  41. Хаховская Л. Н. Морской зверобойный промысел Чукотки в советское время: этнографический аспект // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. — 2023. — № 2. — С. 44. — ISSN 1997-2857.
  42. 42,0 42,1 Доржеева В. В. Влияние социально-экономических преобразований Советского периода на положение женщин коренных малочисленных народов Северо-Востока России в 1920-1940-е гг // Вестник Бурятского государственного университета. Философия : журнал. — 2011. — ISSN 1994-0866.
  43. Вклад Чукотки в Великую Победу // Избирательная комиссия Чукотского автономного округ : сайт.
  44. 44,0 44,1 Иван Омрувье. Чукотка в годы войны // Крайний Север (Общественно–политическая газета Чукотского АО) : газета. — 2012. — 12 февраля.
  45. Тураев В. А. Великая Отечественная война и народы Дальнего Востока: демографические и этнокультурные последствия // Россия и АТР. — 2015. — ISSN 1026-8804.
  46. Кисличко А. С. Патриотизм трудящихся малых народов Дальнего Востока в годы Великой Отечественной войны : 1941-1945 гг.. — Владивосток, 1975.
  47. Иванова В. Война: Чукотка 1941–1945 гг // Регнум : сайт. — 2020. — 3 мая.
  48. Подмаскин В. В,. Коренные малочисленные народы Дальнего Востока России в истории Второй мировой и Великой Отечественной войны: момент исторической памяти // Манускрипт : журнал. — 2021. — Т. 14, № 10. — ISSN 2618-9690.
  49. Коломией О. П. Певек // Большая российская энциклопедия. — 2023. — 5 мая.
  50. 50,0 50,1 Золотодобыча - добыча. Чукотский автономный округ. Дата обращения: 12 февраля 2024.
  51. Зеляк В. Г. Развитие золотодобычи в Магаданском совнархозе (1957—1962) // Россия и АТР : журнал. — 2012. — С. 49—58. — ISSN 1026-8804.
  52. 52,0 52,1 Мартынов В. Л. «Холодная война» в Северном Ледовитом океане: войска ПВО страны в Арктике (50-е - 90-е годы ХХ века) // Арктика XXI век. Гуманитарные науки : журнал. — 2015. — С. 75—85. — ISSN 2310-5453.
  53. Ващук А. С., Коваленко С. Г. История ответа Чукотки на вызов суверенитета. К 30-летию приобретения статуса субъекта Российской Федерации // Россия и АТР : журнал. — 2021. — № 4. — С. 138—153. — ISSN 1026-8804.
  54. Старков С. Четверть века суверенитета // Крайний Север : газета. — 2017. — 15 июня.
  55. [URL: https://base. garant.ru/184885 «О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации»] // Закон РФ от 17 июня 1992 г. № 3056- I. — 1992. — 17 июня.


Ссылки

Музейный центр Наследие Чукотки

Веб-сериал «История Чукотки»

WLW Checked Off icon.svg Данная статья имеет статус «готовой». Это не говорит о качестве статьи, однако в ней уже в достаточной степени раскрыта основная тема. Если вы хотите улучшить статью — правьте смело!