Москва — Петушки (поэма)

Материал из «Знание.Вики»
Москва – Петушки
Москва — Петушки
Издание
Обложка издательства "Интербук"
Жанр Псевдоавтобиографическая поэма
Автор Венедикт Ерофеев
Язык оригинала Русский
Дата написания 1969—1970
Дата первой публикации 1973 год
Издательство самиздат (первоначальная редакция)

«Москва́ — Петушки́» — постмодернистская поэма в прозе Венедикта Васильевича Ерофеева, написанная осенью 1969 года[1]. Впервые была опубликована в 1973 году в Израиле, спустя четыре года — в Париже. В СССР поэма опубликована в 1988—1989 годах (в 1989 году издательство «Прометей» опубликовало произведение Ерофеева практически в каноническом виде).

Сюжет

Структура романа

Сам роман структурно состоит из крайне коротких, но многочисленных глав[2], названия которых состоят из перегонов между станциями и платформами. Объём глав не превышает двух-трёх абзацев. Самый яркий пример — это глава «Серп и Молот — Карачарово», которая состоит из буквально одной строчки:

И немедленно выпил…

Описание сюжета

В силу общей структуры романа — компиляции сюжетных вставок и диалогов с монологами Венедикта — в данном разделе речь пойдёт об общем введении в сюжет, некоторых ключевых моментах истории и о концовке романа.

Введение

Главный герой поэмы — «интеллектуальный алкоголик» Венедикт (Веничка) Ерофеев. Он едет на электричке в Подмосковье. Там проживает «зазноба» героя, его любовница с ребёнком. Сами Петушки описываются рассказчиком и писателем как некое утопическое место, и Венедикт посещает их каждую пятницу с кульком конфет «Васильки».

В начале рассказа также упоминается, что Веничку уволили с работы за чрезмерное злоупотребление алкоголем и «внедрение порочной системы индивидуальных графиков» — он работал в бригаде монтажников. Также в начале произведения Венедикт, будучи в глубоком запое, просыпается в неизвестном поезде. Веничка решает отправиться в Петушки с Курского вокзала, и в муках дождавшись открытия алкогольного магазина, потратив последние деньги на спиртное тот садится в электричку. Накануне также он принимает стакан зубровки, далее — кориандровую настойку, за ней последовали две кружки жигулёвского и альб-де-десерт.

В поезде Венедикт пускается в длинные и пространные монологи о философии, политике, алкоголе, мироздании и своей биографии; рассказы пережимаются вставками с рецептами алкогольных коктейлей — с не всегда съедобными или в принципе пригодными к пищевому употреблению ингредиентами. В процессе знакомства с попутчиками Веничка заводит дружбу с контролёром электрички Семёнычем. Он ловит безбилетных и заставляет их оплачивать своеобразный штраф в виде стакана спиртного — но Венедикту удаётся избежать такой участи.

Сфинкс

Между употреблением спиртных напитков и пробуждением героя Венедикту является Сфинкс — один из ключевых персонажей данного произведения. Он описывается как монстр «с бандитской рожей», но без хвоста и ног. Он задаёт Веничек загадки, по своей формулировке абсурдные — но с точки зрения математики и классической логики верные. Всего таких загадок в романе пять. Венедикт отказывается отвечать на загадки, и в наказание чудовище отправило Венедикта в тамбур.

Сны о революции в Петушках

Когда электричка уже приближалась к Петушкам, Веничка в очередном делирии испытывает галлюцинации о том, что в Петушках произошла революция — и Венедикта избрали президентом. Однако, ему скоро пришлось сложить полномочия и пробудиться.

Концовка

Венедикт проехал станцию Петушки, и поезд возвращается обратно в Москву. Поезд наконец-то возвращается на Курский вокзал, но Веничка подвергается нападению четырёх налётчиков; Веничка пытается от них сбежать и оказывается у Кремля. В самом начале повести он мечтал увидеть брусчатку Красной площади, и его желание наконец исполнилось. Однако легче ему от этого не стало. Жизнь Венедикта заканчивается в неизвестном подъезде, где преступники вонзают ему в горло шило.

Стилистические особенности романа

Поэма Ерофеева имеет циклическую структуру: всё начинается в Москве и заканчивается там же[3]. Лексически же произведение состоит из довольно необычной смеси — в тексте фигурируют библеизмы, советские лозунги агитпропа и газет, цитат из литературы (русской и мировой классики) и классиков марксизма-ленинизма. Наряду с этим в романе фигурирует порядочное количество нецензурной лексики[4].

Отдельным пунктом идёт упоминание коктейлей в романе: фигурируют рецепты таких продуктов как «Ханаанский бальзам», «Поцелуй тёти Клавы» и «Слеза комсомолки», что удостоился отдельного упоминания в трудах по поэме — литературоведы считают состав таких коктейлей нарочито опасным, а названия (отсылающие к Библии и советскому быту) служат своеобразной рефлексией окружающего автора.

Доктор филологических наук Леонид Фуксон обращал внимание на то, что образы алкогольных возлияний и пьянства объединяют структуру книги, а фраза Венички о коктейлях, что по словам рассказчика, «можно было бы без стыда пить в присутствии бога и людей», демонстрируют характернейшую черту поэмы — профанация как основное выразительное средство.

Подобное рода сочетание низменного и высокого, бытового и духовного служат общей чертой иронии автора. Некоторые рецепты записаны как своего рода стихи — столбиком.

Постановки произведения

Галерея

Примечания

  1. Юрий Смирнов. Лобненская осень Венедикта Ерофеева. Сайт Лобни "Пушка" (25 октября 2013 года). Дата обращения: 1 августа 2023.
  2. Ерофеев В. В. Москва — Петушки: с комментариями Эдуарда Власова. — СПб.: Азбука, 2018. — 668 с. — (Русская литература. Большие книги). — ISBN 978-5-389-15205-2.
  3. Левин Ю. И. Комментарий к поэме «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева. — М.: Мартис, 1996. — 95 с.
  4. Кобринский А. А. Семиотика Венедикта Ерофеева. Поэма «Москва — Петушки» // Тыняновский сборник. Выпуск 12: X-XI-XII Тыняновские чтения. Исследования. Материалы. — М.: Водолей Publishers, 2006. — С. 339—352.
WLW Checked Off icon.svg Данная статья имеет статус «готовой». Это не говорит о качестве статьи, однако в ней уже в достаточной степени раскрыта основная тема. Если вы хотите улучшить статью — правьте смело!