Могучая кучка

Материал из «Знание.Вики»
Могучая кучка

Могу́чая ку́чка — содружество русских композиторов, которая образовалась в Санкт-Петербурге в конце 1850-х — начале 1860-х годов XIX века. Также известна как «Новая русская музыкальная школа» или «Балакиревский кружок». В неё входили выдающиеся музыканты: Милий  Балакирев, Александр Бородин, Цезарь Кюи, Модест Мусоргский, Николай Римский-Корсаков. На какое то время к ним присоединялись Апполон Гуссаковский, Николай Лодыженский, Николай Щербачёв, но они впоследствии ушли от композиторской деятельности. Название группы произошло из статьи Владимира Стасова о концерте Милия Балакирева в 1867 году, где говорилось о «могучей кучке русских музыкантов». Члены группы считали себя наследниками традиций Михаила Ивановича Глинки и Александра Сергеевича Даргомыжского. Во Франции их иногда называют «Пятёрка» или «Группа пяти» из-за основных представителей «Могучей кучки»[1].

Возникновение

Формирование кружка известных музыкантов происходило постепенно, так как по различным причинам они не могли в течение нескольких лет встретиться в полном составе. Начальным этапом к созданию «Могучей Кучки» стал приезд в Петербург Милия Балакирева из Нижнего Новгорода. Тогда ему было всего 18 лет, однако он уже завоевал репутацию талантливого музыканта. Все современники признавали его блестящее владение виртуозной техникой, глубокое исполнительское мастерство[2].

Своими выступлениями он привлекал внимание не только поклонников музыки и постоянных посетителей концертных залов в Петербурге, но и музыкального критика и историка искусств В. В. Стасова, который позже стал основным идеологом кучкистов. Талантливого пианиста часто приглашали на концерты влиятельные деятели, однако Балакирев скоро осознал, что подобные общественные мероприятия не вызывают у него интереса, и он выбрал иной путь. Милий Алексеевич почувствовал свою обязанность перед отечественной культурой и решил стать музыкальным просветителем. К концу 1850-х — началу 1960-х годов он уже был одним из ведущих деятелей русского музыкального искусства, к которому стремились и с кем мечтали познакомиться молодые музыканты. Часто такие встречи проходили на музыкальных вечерах, организованных у себя дома ценителями высокого искусства[2].

В 1856 году страстный ценитель камерной музыки, инспектор Петербургского университета Александр  Фицтум фон Экстедт, регулярно устраивал квартетные вечера у себя дома, на одном из которых произошла знаменательная встреча Балакирева и Ц. А. Кюи. Несмотря на то, что Кюи тогда сосредотачивался на обучении в Военно-Инженерной академии и недавно стал офицером, эта встреча изменила его взгляд на музыку. Хотя он был совсем не похож на Милия — он был разумным, рассудительным и остроумным, его энергия привлекла внимание Балакирева и создала хорошее настроение. На встрече Балакирев рассказал ему о Глинке, а Кюи поделился своими впечатлениями о музыке своего учителя Станислава Монюшко. Этот простой разговор заложил основы будущей дружбы. С того момента они стали не только друзьями, посещавшими музыкальные вечера вместе, но и учеником и наставником: Балакирев стал для Кюи наставником, под чьим руководством он создавал свои первые композиционные произведения[2].

В доме Александра Даргомыжского регулярно проводились встречи. Именно там, в 1857 году, Цезарь Кюи завязал дружбу с гвардейским офицером Модестом Мусоргским. В свою очередь, Кюи познакомил молодого военнослужащего с Балакиревым, и с тех пор Модест Петрович стал частым гостем у Балакирева. Мусоргский был настолько впечатлён этим знакомством, что даже взял у Балакирева уроки в начале своего обучения[2].

В последующем составе будущей «Могучей кучки» появился Николай Римский-Корсаков, благодаря вмешательству его наставника Фёдора Андреевича Канилле. Огромная заслуга этого преподавателя перед музыкальным искусством заключалась в том, что именно благодаря ему молодой Римский-Корсаков, воспитанник Морского Кадетского корпуса, продолжил заниматься музыкой, несмотря на запреты своего старшего брата. Подмечая талантливость своего ученика, Канилле по-прежнему приглашал его на консультации. Хотя уже не в формате полноценных уроков, Николай демонстрировал свои музыкальные композиции, а его бывший учитель давал ему советы и знакомил с композиторскими методами и теорией. Так как Канилле был близок ко многим талантливым музыкантам своего времени, он решил настойчиво ввести в их круг и Римского-Корсакова. 26 ноября он привёл его в дом Хилькевича, находившийся на Офицерской улице (позже переименованной в улицу Декабристов), где собирались молодые музыканты. Именно в 1862 году на одном из таких собраний Бородин был представлен Балакиреву и Кюи[2].

Состав группы

Группа русских композиторов, сформировавшаяся в конце 1850-х — начале 1860-х годов, известна также как «Новая русская музыкальная школа» или «Балакиревский кружок». Группу составляли:

А также в некоторые периоды Николай Лодыженский, Апполон Гуссаковский, Николай Щербачёв. Творческая программа и эстетика «Могучей кучки» формировались под влиянием демократических идей 1860-х годов, особенно взглядов художественного критика Владимира Стасова, который придал группе название «Могучая кучка»[3].

Как наследники и продолжатели традиций М. И. Глинки и А. С. Даргомыжского, композиторы из группы «Могучая кучка» стремились создать новые формы для отражения сюжетов из русской истории и современности, а также приблизить музыку к актуальным темам жизни. В оперных произведениях Мусоргского («Борис Годунов» и «Хованщина»), Бородина («Князь Игорь»), Римского-Корсакова («Псковитянка» и другие) отразились ключевые моменты русской истории, передана сила народных движений, выражены патриотические и социально-критические идеи. Образы народного быта, сказки и эпоса также играют значительную роль в симфонических произведениях, имеющих в основе часто программное содержание, а также в камерной вокальной музыке композиторов из «Могучей кучки»[3].

Члены этой группы очень ценили народную песню, которая являлась важным элементом их музыкального языка. Хотя «Могучая кучка» прекратила существование в середине 1870-х годов как сплочённая группа, их идеи и творческие принципы продолжили оказывать значительное влияние на развитие русской музыкальной культуры и формирование различных национальных музыкальных школ[3].

Особенности творчества композиторов

  • Отражение современных идей в музыке, стремление к актуальности[4].
  • Исследование новых форм и способов выражения, включая почитание патриотизма и героизма русского народа.
  • Определение ярких моментов истории России в музыкальном контексте[4].
  • Критическое отражение социальной реальности через музыку.
  • Воплощение образов обыденной жизни и народной культуры, с элементами фольклора и сказки.
  • Группа «Могучая кучка» значительно повлияла на развитие музыкального искусства в России, став школой для многих композиторов будущих эпох[4].

Продолжение «Могучей кучки»

В своё время группа композиторов «Могучая кучка», состоящая из очень талантливых музыкантов, до сих пор пользующихся славой, вызывала громкий резонанс в Петербурге, представляя удивительные произведения, одно за другим. Основная идея, за которой следили участники этого уникального союза, был русский дух. Они полностью оправдывали ожидания своих поклонников, разделявших их музыкальные предпочтения. «Могучая кучка», также известная как «Новая русская музыкальная школа», «Русская пятёрка» и «Балакиревский кружок», представляла собой объединение композиторов с едиными творческими убеждениями, сформировавшееся в течение нескольких лет в Санкт-Петербурге с конца 1850-х по начало 1860-х годов. Удивительно, что за всё время существования этого сообщества практически не происходили изменения в его составе, таким образом демонстрируя высокую сплочённость и вдохновение своих участников коллективным творчеством[5].

Основатели кружка включали в себя выдающихся деятелей музыкального искусства. Милий Алексеевич Балакирев, имеющий богатый музыкальный талант и демократические взгляды в музыке, стал идеологом «Русской пятёрки». Цезарь Антонович Кюи, автор опер «Анджело» и «Вильям Ретклиф», был ярым сторонником союза, но иногда критиковал некоторые новаторские идеи своих коллег. Модест Петрович Мусоргский выделялся своим радикальным взглядом на музыку и создал шедевр «Бориса Годунова»[5]. Римский-Корсаков и Бородин присоединились позже к группе и внесли значительный вклад в её деятельность. Этот коллектив объединял их общей идеей, сохраняя верность своим принципам и поддерживая развитие своих коллег.

К середине 1970-х годов «Могучая кучка» перестала существовать. Это было частично обусловлено тяжёлым эмоциональным кризисом у Балакирева и его уходом от активного участия в музыкальной среде. Главной причиной распада «Могучей кучки» стали внутренние творческие разногласия. Балакирев и Мусоргский негативно отнеслись к педагогической работе Римского-Корсакова в Петербургской консерватории, рассматривая её как отступление от принципов. Ещё больше разногласий в «Могучей кучке» возникло в связи с постановкой оперы «Борис Годунов» в 1874 году в Мариинском театре, оценки которой разошлись у членов группы. Бородин считал распад «Могучей кучки» естественным процессом самоопределения каждого композитора. Он подчёркивал, что несмотря на индивидуальные пути, общий музыкальный дух «Могучей кучки» остался. «Кучкизм» как направление продолжал развиваться, и его эстетические принципы оказали влияние на многих молодых русских композиторов[6].

Римский-Корсаков сумел сохранить центр деятельности бывшего союза, переместив его в учебные классы Петербургской консерватории, что не всем пришлось по вкусу. «Беляевский кружок» стал последующим шагом, но не имел единой программы и идеологии. Таким образом, творчество «Могучей кучки» оставило значительное наследие в истории русской музыкальной культуры, продолжая влиять на молодых композиторов и поддерживая эстетические принципы, заложенные этим уникальным союзом[5].

Интересные факты

История формирования и распада «Могучей кучки» остаётся неопределённой в отношении точных дат из-за того, что участникам долгое время не удавалось собраться вместе. Считается, что группа была образована в конце 1850-х — начале 1860-х годов, а её распад приходится на середину 1870-х годов[7].

Мусоргский Модест Петрович и Бородин Александр Порфирьевич познакомились в военно-лечебном учреждении ещё в 1856 году, когда Мусоргский служил офицером, а Бородин работал врачом. Музыкальный критик Владимир Васильевич Стасов, хотя и был композитором, часто ассоциируется с «Могучей кучкой» из-за его значительного влияния на творческую деятельность этой группы[7].

Примечания

  1. Могучая кучка. www.belcanto.ru. Дата обращения: 3 июня 2024.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 Могучая кучка. soundtimes.ru. Дата обращения: 8 июня 2024.
  3. 3,0 3,1 3,2 3,3 Кто входил в состав могучей кучки. shra.ru (26 февраля 2010). Дата обращения: 8 июня 2024.
  4. 4,0 4,1 4,2 Могучая кучка. Познаём вместе. Дата обращения: 3 июня 2024.
  5. 5,0 5,1 5,2 Могучая кучка композиторов - состав, участники и произведения. nauka.club (19 октября 2019). Дата обращения: 8 июня 2024.
  6. Могучая кучка. www.belcanto.ru. Дата обращения: 8 июня 2024.
  7. 7,0 7,1 Что такое Могучая кучка. Узнай что такое?. Дата обращения: 8 июня 2024.
WLW Checked Off icon.svg Данная статья имеет статус «готовой». Это не говорит о качестве статьи, однако в ней уже в достаточной степени раскрыта основная тема. Если вы хотите улучшить статью — правьте смело!