Бернардский, Евстафий Ефимович

Материал из «Знание.Вики»
Евстафий Ефимович Бернадский
Дата рождения 1819 год(1819)
Место рождения Новгородская губерния, Российская империя
Дата смерти 1889 год(1889)
Место смерти Санкт-Петербург, Российская империя
Гражданство  Российская империя
Жанр ксилография
Покровители Пётр Карлович Клодт

Берна́рдский (Берна́дский) Евста́фий Ефи́мович (1819, Новгородская губерния — 1889, Санкт-Петербург) — русский гравёр (ксилограф) по дереву, рисовальщик. Один из авторов серии иллюстраций к поэме «Мёртвые души».

Биография и ранние годы творчества

Евстафий Ефимович родился в 1819 году. Происходил из обедневшего дворянского рода от шведов, пришедших на новгородские земли. В 1838 году он приехал в Санкт-Петербург и стал вольноприходящим учеником Императорской Академии художеств по классу исторической живописи. В 1839 году принял участие в академической выставке с картиной «Мария Магдалина». В 1840 году он подал заявление в Совет Академии с просьбой разрешить учиться искусству гравирования на дереве в мастерской Константина Карловича Клодта, который в 1839 году вернулся из Парижа. Ксилографическую мастерскую Константину Клодту (его покровителем был император Николая I) разрешили открыть, но существовала она в стенах Академии почти неофициально. Но желание Бернардского предпочесть почти прикладную область искусства самому уважаемому жанру — историческому — не нашло понимания у академического начальства. Зато желание молодого художника заниматься ксилографией нашло понимание у руководства Общества поощрения художников. Оно взяло его под опеку[1].

Н. Рамазанов «Фавн, несущий козлёнка»
Россия. Кострома. Памятник XIX века царю Михаилу Фёдоровичу и крестьянину Ивану Сусанину. Открытка.
Журнал «Иллюстрация». 1847, № 25, с. 1. Автор гравюры Бернадский Е. Е.

Около двух лет Бернардский под руководством Клодта постигал секреты ксилографии. В отчёте за 18411842 годы комитет Общества поощрения художников отмечал особый талант Бернардского.

«Бернардский соединил два достоинства: хорошего гравёра и опытного рисовальщика. Последние весьма много способствуют первому, и только при соединении таких двух качеств гравёр заслуживает названия истинного художника».  Комитет Общества поощрения художников.1841-1842 годы

1840 годы — период наибольшей творческой активности Бернардского. В это время в России большой популярностью начинают пользоваться гравюры для оформления художественной литературы. Первые работы с подписью «Е. Бернардский» появились в 1841 году в «Художественной газете». Во всех 24 номерах была помещена сделанная Бернардским виньетка, дающая аллегорическое изображение различных видов искусств. Кроме того, он выгравировал и несколько иллюстраций: памятник Ивану Сусанину (работы Демут-Малиновского), надгробия Селевестра Щедрина (по проекту Гальберга), Фавна с козлёнком (работы Рамазанова). В 1843 году Бернадский выпустился из Академии со званием учителя рисования. В 1841 и 1852 годах Совет Академии не хотел давать звание неклассного художника из-за того, что он занимался ксилографией, а не классической живописью.

 Впоследствии гравирует рисунки для «Литературной газеты» (1844 год), альманахов «Физиология Петербурга» (1845 год), «Новоселье» (1845 год), «Петербургский сборник» (1846 год), «Иллюстрированный альманах» (1848 год). Первоначальную известность обрёл как исполнитель гравюр по рисункам Г. Г. Гагарина для книги В. А. Соллогуба «Тарантас» (1845 год). Между тем Бернардский был первым среди русских гравёров на дереве 1840—1850-х годов не только по количеству книг и журналов, для которых создавал свои гравюры, но и по разнообразию освоенных им книжно-журнальных тем. Подавляющее большинство гравюр сделаны по рисункам А. Агина, Е. Ковригина, Р. Жуковского[2].

Работа Бернардского над «Мёртвыми душами»

Наибольшую известность Бернардский получил подготовкой серии иллюстраций к поэме «Мёртвые души» Н. В. Гоголя. Работа была выполнена в 1846—1847 годах с рисунков А. А. Агина.

В начале 1846 года Бернардский при посредничестве Петра Плетнёва предложил Гоголю выпустить второе издание «Мёртвых душ» со своими гравюрами, сделанными по рисункам Агина. Гоголь ответил отказом. Тогда было решено выпустить отдельными листами без текста, по четыре листа в тетрадке. Вышло 18 тетрадей — 72 гравюры, после чего издание в начале 1847 года неожиданно прекратилось.

В полном составе альбом гравюр Агина и Бернардского был издан спустя почти сорок лет. В 1892 году петербургский издатель Д. Фёдоров приобрёл сто досок Бернардского. В их число входили 72 доски, оттиски с которых были выпущены прежде, в 1846 году, и 28 досок, гравюры с которых не издавались. Вскоре все иллюстрации увидели свет в виде альбома "Сто рисунков к поэме Н. В. Гоголя «Мёртвые души» и стали восприниматься как самые полные и классические.

Помимо Бернардского в гравировании иллюстраций принимали участие его ученики Ф. А. Бронников и П. З. Куренков. Гравюры Агина и Бернардского на протяжении их полуторавекового существования переиздавались неоднократно. Перед Первой мировой войной Илья Репин предпринял совместно с одним петербургским издательством воспроизведение всех иллюстраций Агина с гоголевским текстом в лучшем полиграфическом оформлении. Война прервала это начинание. Из советских изданий наиболее значимо в этом смысле факсимильное воспроизведение, выпущенное издательством «Книга» в 1985 году.

Отзывы на эту работу были противоречивы[3].

Со стороны внешнего исполнения рисунки к «Мёртвым душам» чрезвычайно удовлетворительны; рисованы и резаны на дереве очень хорошо... . И мы не можем скрыть от г. Агина, что они ему не вполне дались… иные даже приближаются к истине, но только приближаются, только намекают на настоящее понимание.... Мы не знаем, покидал ли г. Агин когда-нибудь Петербург, но все его лица – чисто петербургские и вовсе не провинциальные.И. Тургенев

Но талант и ум Агина ещё более будут оценены, когда узнают, что он никогда не бывал в провинции и изображаемые им типы представляют собой результат его воображения и серьёзного отношения к своей задаче.Художник Лев Жемчужников

Это толстое, коротконогое созданьице, вечно одетое в чёрный фрак, с крошечными глазками, пухлым лицом и курносым носом, – Чичиков? Да помилуйте, Гоголь же сам нам говорит, что Чичиков был ни тонок, ни толст, ни безобразен, ни красив. Чичиков весьма благовиден и благонамерен; в нём решительно нет ничего резкого и даже особенного, а между тем он весь с ног до головы – Чичиков. Уловить такой замечательно оригинальный тип, при отсутствии всякой внешней оригинальности, может только весьма большой талант.Валериан Майков

Карандаш и резец художников тоже не оставались праздными; прекрасное предприятие господ Бернардского и Агина – иллюстрация «Мёртвых душ» – приближается к концу, и нельзя достаточно нахвалиться добросовестностию обоих художников. Некоторые из политипажей окончены превосходно, так что лучшего трудно желать.Ф. Достоевский

Бернардский совместно с Федотовым планировали создание специального журнала, в котором были бы опубликованы сюжеты на злободневные темы (взяточничество, семейные отношения, построенные на расчёте). Но их планам не было суждено сбыться, так как Бернардский попал под следствие[4].

Галерея иллюстраций к поэме «Мёртвые души»

Участие в кружке петрашевцев

В 1845—1849 годах Бернардский входил в кружок М. Петрашевского. В своих показаниях А. П. Баласогло указывал, что они действительно собирались у Петрашевского, но с иными целями. Это не свержение существующих устоев, а как убежище от карт и «либеральной болтовни», а также для обсуждений различных новостей. Посещали они его каждую пятницу. В своих показаниях Баласогло не единожды упоминает фамилию Бернардского среди прочих собиравшихся на встречи[5]. В 1849 году Бернардский был привлечён к следствию по делу М. В. Петрашевского. Был оправдан, но успел два с половиной месяца провести в заключении в Петропавловской крепости. Из рапорта Дежурного генерала Главного штаба Его Императорского Величества на имя генерала-адъютанта И. А. Набокова были сообщены следующие сведения о семьях преступников и содержании, выплачиваемом им в период следствия. Во время ареста Бернардского его жена и двое детей получали из Третьего Отделения Собственной Его Величества канцелярии по 50 рублей серебром (всего 200 рублей серебром), а в январе 1849 года ему негласно выплатили 500 рублей серебром[6]. Эти события тяжело подействовали на впечатлительного художника.

Последние годы жизни

После выхода на свободу продолжает работать, но издания, в которых выходят его гравюры, уже не те, что были в начале 1840 годов. Высокую технику репродуцирования он демонстрирует в научных изданиях — археологических и прочих («Морской сборник»). В 1863 году открыл школу гравёров. В 1870—1880 годы ра­бо­тал в Ди­рек­ции императорских строе­ний и са­дов[7].

Примечания

  1. Ровинский, Дмитрий Александрович. Подробный словарь русских граверов XVI-XIX вв. : с 720 фототипиями и 210 цинкографиями в тексте : [в 2 т. / сост. Д. А. Ровинский ; [предисл. Н. Собко]. - (Посмерт. изд.). - СПб. : Тип. Имп. Акад. наук, 1895. Т. 1 : А - И. - 1895. - [6] с., 344, 448 cтб., [1] л. портр. : ил.]. — 79.
  2. С. Е. Ивлева. Гравёр-иллюстратор Евстафий Бернардский (1819–1889) // Скандинавские чтения 2012 года: Этнографические и культурно-исторические аспекты: : сборник статей. — 2014.
  3. Син, Х. Ч. Типы личности гоголевских персонажей в иллюстрациях А.А. Агина и Е.Е. Бернадского / Х. Ч. Син // Вестник Университета Российской академии образования. – 2011. – № 4. – С. 88-90..
  4. Шумова М. Павел Федотов. День за днем. Дата обращения: 3 августа 2023.
  5. Дело петрашевцев Вып. 1: Т. 2. — Москва: Ленинград : Изд-во Акад. наук СССР, 1941. — 460 с.
  6. Маскевич Екатерина Дмитриевна, Тихомиров Борис Николаевич. Петрашевцы после Семеновского плаца, комендант Набоков и император Николай i (новые штрихи к биографии Михаила и Федора Достоевских) // Неизвестный Достоевский. 2020. № 2. — 2020. — С. 38—68.
  7. Бернардский Евстафий Ефимович. Большая российская энциклопедия. Дата обращения: 3 августа 2023.

Ссылки

WLW Checked Off icon.svg Данная статья имеет статус «готовой». Это не говорит о качестве статьи, однако в ней уже в достаточной степени раскрыта основная тема. Если вы хотите улучшить статью — правьте смело!