Сражение под Прохоровкой

Материал из «Знание.Вики»
Сражение под Прохоровкой
Основной конфликт: Вторая мировая война
Великая Отечественная война
Дата 12 июля 1943
Место Прохоровский район Белгородской области, координаты
Итог Ни одна из сторон не смогла достичь поставленных целей.
Противники

 СССР

 Германия

Командующие

Павел Ротмистров
(генерал-лейтенант танковых войск),
Алексей Жадов
(генерал-лейтенант)

Пауль Хауссер
(обергруппенфюрер)

Силы сторон

5-я гв. ТА и 5-я гв. А — до 800 танков и САУ, 130 тыс. чел.,

2-й ТК СС — 311 танков и САУ, 70 тыс. чел.

Потери

не менее 328 танков,
7 тыс. чел. убитыми; Подробнее см. Потери

около 70 танков и САУ, 842 чел. убитыми, ранеными и пропавшими

Сражéние под Прóхоровкой — сражение между бронетанковыми частями германской и советской армий в ходе оборонительной фазы Курской битвы.

Сражение произошло 12 июля 1943 года на южном фасе Курской дуги (Белгородское направление) в полосе Воронежского фронта, в районе станции Прохоровка на территории совхоза «Октябрьский» (Курская область РСФСР). Прохоровское бронетанковое сражение является символическим событием Курской битвы и одном из главных всей Великой Отечественной войны.[1]

Ни одной из сторон не удалось достичь целей, поставленных на 12 июля: германским войскам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника.[2]

Предыстория[править]

Район Белгорода, положение к исходу 4 июля 1943 года и направления немецких ударов

В апреле 1943 года немецкое руководство начало подготовку к операции «Цитадель» с целью окружения и уничтожения советских войск на Курском выступе путем одновременной атаки и прорыва через основание выступа с севера и юга. Гитлеровское командование планировало провести наступление летом 1943 года, овладеть стратегической инициативой и повернуть ход войны в свою пользу. Немецкое наступление несколько раз откладывалось из-за колебаний руководства (Гитлер неоднократно откладывал начало атаки, чтобы можно было доставить на фронт больше танков «Tигр», надеясь, что техническое преимущество поможет ему выиграть наступление) и добавления дополнительных сил и новой техники.[3][4]

Советское верховное командование, Ставка, узнало о намерениях немцев и поэтому использовало задержку для подготовки ряда оборонительных полос вдоль маршрутов запланированного немецкого наступления.

Были созданы три пояса, состоящие из обширных минных полей, противотанковых рвов и огневых точек противотанковых орудий; за ними находились дополнительные три пояса, которые были в основном незанятыми и менее укрепленными. Воронежский фронт под командованием генерала Николая Ватутина оборонял южную сторону выступа. Степной фронт под командованием генерал-полковника Ивана Конева сформировал стратегический резерв. Её предполагалось сдерживать к востоку от выступа до тех пор, пока не наступит подходящее время для советского контрнаступления. В это формирование входили 5-я гвардейская армия генерал-лейтенантаАлексея Жадова и 5-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта Павла Ротмистрова.[3]

Главной целью немецкого наступления был город Обоянь — этот важный стратегический пункт позволял соединить силы группы армий «Юг» и наступавшей на севере 9-й немецкой армии. Чтобы предотвратить прорыв, командующий Воронежским фронтом генерал Н. Ф. Ватутин сосредоточил на правом фланге противника крупную танковую группировку. Если бы гитлеровцы сразу попытались прорваться к Обояни, советские танки ударили бы по ним из района Прохоровки во фланг и тыл. Понимая это, командующий 4-й немецкой танковой армии Гот решил сначала взять Прохоровку, а затем продолжить движение на север.[5]

5 июля 1943 года вермахт начал свое наступление. На северной стороне выступа немецкие войска увязли в течение четырёх дней. С южной стороны немецкая 4-я танковая армия с армейским подразделением Кемпф на своем восточном фланге атаковала советскую оборону Воронежского фронта. Они медленно, но неуклонно продвигались через советские оборонительные рубежи.[2]

Для оказания помощи 1-й танковой армии Катукова, ведущей тяжёлые бои на Обоянском направлении, советское командование подготовило второй контрудар. В 23 часа 7 июля командующий фронтом Николай Ватутин подписал Боевой приказ № 0014/оп о готовности к переходу к активным действиям с 10:30 8 июля. Однако контрудар, наносившийся силами 2-го и 5-го гвардейских танковых корпусов, а также 2-го и 10-го танковых корпусов, хоть и ослабил давление на бригады 1-й ТА, ощутимых результатов не принёс.[2]

К 11 июля немцы, выйдя к совхозу Октябрьский, заняли исходные позиции для захвата Прохоровки.[6]

Силы сторон[править]

Положение к ночи на 11 июля

Традиционно, советские источники указывают, что в сражении участвовало около 1500 танков (в том числе и пр. бронемашин): порядка 800 — с советской и 700 — с германской стороны (напр. БСЭ). В некоторых случаях указывается несколько меньшее количество — 1200.

Многие современные исследователи считают, что, вероятно, введённые в бой силы были значительно меньше. В частности указывается, что сражение происходило на узком участке (шириной 8—10 км), который был ограничен с одной стороны рекой Псёл, а с другой — железнодорожной насыпью. Ввести настолько значительные массы танков на такой участок затруднительно.[6]

Ход сражения[править]

Существуют разные версии этого сражения.

Если в полосе советского Центрального фронта после начала своего наступления 5 июля 1943 года немцы не смогли глубоко вклиниться в оборону наших войск, то на южном фасе Курской дуги сложилась критическая обстановка. Здесь в первый день противник ввел в сражение до 700 танков и штурмовых орудий, поддержанных авиацией. Встретив отпор на обояньском направлении, противник перенес главные усилия на прохоровское направление, пытаясь захватить Курск ударом с юго-востока. Советское командование решило нанести контрудар по вклинившейся вражеской группировке. Воронежский фронт был усилен резервами Ставки (5-й гвардейской танковой и 45-й гвардейской армиями и двумя танковыми корпусами).[2]

12 июля в районе Прохоровки произошло самое крупное танковое сражение Второй мировой войны, в котором с обеих сторон участвовало до 1200 танков и самоходных орудий. Советские танковые части стремились вести ближний бой («броня к броне»), поскольку дистанция поражения 76 мм орудия Т-34 была не более 800 м, а у остальных танков ещё меньше, тогда как 88 мм пушки «Тигров» и «Фердинандов» поражали наши бронемашины с расстояния 2000 м. При сближении наши танкисты несли большие потери.[3]

Обе стороны понесли под Прохоровкой огромные потери. В этом сражении советские войска потеряли 500 танков из 800 (60 %). Немцы потеряли 300 танков из 400 (75 %). Для них это была катастрофа. Теперь самая мощная ударная группировка немцев была обескровлена. Генерал Г. Гудериан, в то время генерал-инспектор танковых войск вермахта, писал: «Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время вышли из строя…и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней». В этот день произошел перелом в развитии оборонительного сражения на южном фасе Курского выступа. Основные силы противника перешли к обороне. 13-15 июля ожесточенные бои проходили южнее Прохоровки. На этом участке 3-й танковый корпус армейской группы «Кемпф» пытался прорвать оборону 69-й армии в районе междуречья Северского и Липового Донца. Однако советские войска сдержали натиск немцев. Максимальное продвижение немецких войск на южном фасе достигло 35 км. 16 июля они начали отход на исходные позиции. Войска Воронежского и резервного Степного фронтов стали преследовать немецкие части.[6]

Немецкий план «Цитадель» потерпел неудачу. Танковые силы вермахта были сильно потрепаны и уже не смогли восстановить былую мощь. Начался период отступления немецких войск.[7]

Официальная советская версия[править]

Первое столкновение в районе Прохоровки произошло вечером 11 июля. По воспоминаниям Павла Ротмистрова, в 17 часов он вместе с маршалом Василевским во время рекогносцировки обнаружил колонну танков противника, которые двигались к станции. Атака была остановлена силами двух танковых бригад.

В 8 утра советская сторона провела артподготовку и в 8:15 перешла в наступление. Первый атакующий эшелон насчитывал четыре танковых корпуса: 18, 29, 2 и 2 гвардейский. Второй эшелон составлял 5 гвардейский мехкорпус.

В начале сражения советские танкисты получили существенное преимущество: восходящее солнце слепило наступавших с запада немцев.

Очень скоро боевые порядки смешались. Высокая плотность боя, в ходе которого танки сражались на коротких дистанциях, лишила немцев преимущества более мощных и дальнобойных пушек. Советские танкисты получили возможность прицельно бить в наиболее уязвимые места тяжело бронированных немецких машин.

Из воспоминаний участника этого сражения, Героя Советского Союза Евгения Шкурдалова:

Боевые порядки перемешались. От прямого попадания снарядов танки взрывались на полному ходу. Срывало башни, летели в стороны гусеницы. Отдельных выстрелов слышно не было. Стоял сплошной грохот. Были мгновения, когда в дыму свои и немецкие танки мы различали только по силуэтам. Из горящих машин выскакивали танкисты и катались по земле, пытаясь сбить пламя.[8]

К 14 часам советские танковые армии стали теснить противника в западном направлении. К вечеру советские танкисты смогли продвинуться на 10—12 километров, оставив, таким образом, поле сражения у себя в тылу. Сражение было выиграно.[6]

Российский историк В. Н. Замулин отмечает отсутствие ясного изложения хода боевых действий, отсутствие серьёзного анализа оперативной обстановки, состава противоборствующих группировок и принимавшихся решений, субъективизм в оценке значения Прохоровского сражения в советской историографии и использование этой темы в пропагандистской работе. Вместо беспристрастного изучения сражения советские историки вплоть до начала 1990-х годов создавали миф о «крупнейшем танковом сражении в истории войн». Вместе с этим, существуют и другие версии этого сражения.[9]

Память[править]

В память о погибших под Прохоровкой 3 мая 1995 года к 50-летию Победы в Великой Отечественной войне в Прохоровке был открыт Храм Святых Апостолов Петра и Павла (день празднования этих святых приходится на 12 июля, день сражения). На мраморных плитах его стен высечены имена 7 тысяч погибших здесь воинов. К югу от самой Прохоровки на железнодорожной магистрали Москва-Курская — Белгород были открыты платформы Звонница и Танковое поле. Объекты, возведённые в Прохоровке в память о подвиге советского народа в Курской битве, объединены в музей-заповедник «Прохоровское поле».[10]

Примечания[править]

Ссылки[править]


WLW Checked Off icon.svg Данная статья имеет статус «готовой». Это не говорит о качестве статьи, однако в ней уже в достаточной степени раскрыта основная тема. Если вы хотите улучшить статью — правьте смело!