Сражение в районе Дубно — Луцк — Броды

Материал из «Знание.Вики»
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сражение в районе Дубно — Луцк — Броды
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Приграничные сражения (1941)
Львовско-Черновицкая стратегическая оборонительная операция
Battle of Dubno.svg
Дата 23 июня30 июня 1941
Место УССР, СССР
Итог Победа немецко-фашистских войск
Противники

Союз Советских Социалистических Республик СССР

 Нацистская Германия

Командующие

Союз Советских Социалистических Республик Г. К. Жуков
Союз Советских Социалистических Республик М. П. Кирпонос
Союз Советских Социалистических Республик М. А. Пуркаев
Союз Советских Социалистических Республик И. Н. Музыченко
Союз Советских Социалистических Республик М. И. Потапов

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Г. фон Рундштедт
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Э. фон Клейст
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Г. фон Штрахвитц

Сражение в районе Ду́бно — Луцк — Бро́ды (также известно, как контрудар мехкорпусов Юго-Западного фронта или танковое сражение под Бродами-Ровно) — крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной войны в треугольнике городов ДубноЛуцкБроды. В сражении участвовало 5 механизированных корпусов советского Юго-Западного фронта и немецкая 1-я танковая группа[1].

С огромными потерями советские подвижные соединения были побеждены, но их упорное сопротивление смогло задержать противника, что стало одной из предпосылок срыва блицкрига.

Силы сторон

СССР

На 22 июня советская группировка, которая должна была нанести контрудар под Прохоровкой, насчитывала пять механизированных корпусов: 8-й, 9-й, 15-й, 19-й, 22-й механизированные корпуса. В общей сложности они располагали 2803 танками, в том числе: 33 КВ-2, 136 КВ-1, 48 Т-35, 171 Т-34, 2415 Т-26, ОТ-26, Т-27, Т-36, Т-37, БТ-5, БТ-7. Западнее Бродов сражался 4-й мехкорпус, который был самым мощным, по технической оснащённости, боевым подразделением, за ним числилось 892 танка, из них 89 КВ-1 и 327 Т-34.

24 июня 8-я танковая дивизия 4-го мехкорпуса была передана в подчинение 15-му мехкорпусу. На 22 июня за танковой дивизией числилось 325 танков, в том числе 50 танков моделей КВ и 139 Т-34[2].

Германия

Противник наступал силами 1-й танковой армии в состав которой вошли 11-я, 13-я, 14-я и 16-я танковые дивизии. В составе дивизий насчитывалось 80 Pz-IV, 284 Pz-III 179 Pz-II, 42 BefPz, что составило около шестой части от общего количества танков, выделенных вермахтом на весь Восточный фронт. С 28 июня в сражение под Бродами вступила 9-я немецкая танковая дивизия. На 22 июня дивизия насчитывала 20 Pz-IV, 71 Pz-III 50mm и 37mm, 32 Pz-II, 8 Pz-I, 12 Bef-Pz[3].

Ход сражения

Приказом командующего Юго-Западным фронтом генерал-полковника Михаила Кирпоноса от 23 июня 1941 года № 023 перед 15-м мехкорпусом была поставлена задача: утром 23 июня во взаимодействии с сильнейшим 4-м мехкорпусом и 3-й кавалерийской дивизией нанести удар в направлении Радзехов, Сокаль и уничтожить группировку противника, действующую на этом направлении. Вечером 22 июня в штаб фронта прибыл генерал армии Георгий Жуков, он одобрил принятое Кирпоносом решение о фланговых контрударах. Георгий Константинович постарался подобрать наиболее боеспособные механизированные соединения для удара всей массой во фланг наступающим немецким войскам. Параллельно 15-му механизированному корпусу в атаку должен был перейти 8-й механизированный корпус. По замыслу верховного командования фланговый удар должен был быть нанесён в форме буквы «V». Задачей первого мехкорпуса было отрезать наступающие немецкие дивизии, второго — обеспечивать фланг контрудара, создавая внешний фронт окружения. Контрудар на левый фланг танкового клина немцев должны были нанести соединения 22-го механизированного корпуса во взаимодействии со стрелковыми дивизиями 5-й армии[4].

Сражение началось 23 июня с атаки правого фланга немецкой группировки двумя танковыми дивизиями 15-го мехкорпуса (10-й и 37-й) под командованием генерала-майора Игнатия Карпезо. Целью военной операции стоял прорыв кольца вокруг 124-й стрелковой дивизии, попавшей в окружение в районе Милятина. 10-я танковая дивизия должна была наступать в направлении Радзехов, Бышув, Сокаль, 37-я танковая дивизия должна была сосредоточиться в районе Оплуцко, Охладув, для дальнейшего удара в направлении Лопатин, Новый Витков, 212-я моторизированная дивизия должна была удерживать рубеж Бордуляки, Руда-Бродкая. 23 июня 212-я дивизия заняла оборону на этом рубеже. Приказом командующего штабом Юго-Западного фронта от 23 июня 1941 года корпусу была поставлена задача прочно удерживать район Броды; обеспечив себя с направления Радзехова и Крыстынополя, атаковать и уничтожить танки противника в направлении Берестечко. Для поддержки 212-й дивизии к утру 24 июня в район Броды был переброшен 8-й механизированный корпус[5].

Болотистая местность и налёты немецкой авиации замедлили продвижение танковых дивизий, так 19-й танковый полк полностью застрял в болоте и не принимал участия в боях 24 июня. Этим воспользовалась 197-я немецкая пехотная дивизия и к концу дня она организовала мощную противотанковую оборону на своем фланге. Атака тяжёлых танков Т-34 заставила командование вермахта подтянуть к месту сражений 11-ю панцерную дивизию.

Разведсводка № 1 к 22.00 штаба ЮЗФ

«По данным авиационной разведки, из района Радзехов в направлении Берестечко и Броды в 16 часов выдвигалось большое количество танков и к 16 часам 20 минутам Берестечко и Горохув были заняты мотомеханизированными частями противника»

24 июня 11-я панцерная дивизия смогла продвинуться в направлении Дубно, нанеся тяжёлые потери 37-й танковой дивизии. Атака 10-й танковой дивизии была остановлена возле Лопатина обороной немецкой пехоты. Из района Бродов для поддержки воюющих частей был направлен 8-й мехкорпус, но по свидетельствам командира корпуса генерал-лейтенанта Дмитрия Рябышева, во время передислокации было потеряно порядка 300 лёгких танков.

25 июня 13-я и 14-я панцерные дивизии взяли Луцк и начали продвижение к Ровно. Обороняли эту позицию части 9-го мехкорпуса. Готовые вести бой, но сильно пострадавшие части 22-го мехкорпуса заняли позиции под Луцком совместно с 27-м стрелковым корпусом. В район продвижения немецкий войск прибыли 20-я, 35-я, 40-я, 43-я танковые дивизии 9-го и 19-го мехкорпусов. Они должны были остановить 11-ю дивизию. С другого направления эту же дивизию должны были атаковать 12-я и 34-я танковые дивизии 8-го мехкорпуса.

26 июня было предпринято контрнаступление, но из-за отсутствия связи между частями действия мехкорпусов не координировались. К началу контрудара не успели прибыть к месту боёв некоторые части 9-го и 19-го мехкорпусов. Поддерживали наступление танковых частей мотострелковые подразделения, однако весомых совместных действий пехоты, мотострелков танковых соединений реализовано не было. К концу дня у советских армий получилось перерезать дорогу Луцк-Ровно, а части 43-й танковой дивизии взяли Дубно.

В ответ на это немецкое командование развернуло 13-ю панцерную дивизию, которая согласно изначальному плану должна была двигаться на восток — к югу от Луцка. Кроме того, в сражение быди направлены 75-я, 111-я, 299-я пехотные дивизии для поддержки 11-й панцерной дивизии. Советским командованием предполагалось в результате наступления соединить 15-й и 8-й мехкорпуса. Приказом командир 8-го мехкорпуса перед 34-й танковой дивизией и передовом отрядом 12-й танковой дивизии была поставлена задача перерезать шоссе, по которому шло снабжение 11-й и 16-й панцерных дивизий. Со стороны Львова 8-я танковая дивизия 4-го мехкорпуса шла на восток, чтобы совместными усилиями нанести контрудар по противнику.

27 июня наступление 9-го мехкорпуса под командованием Константина Рокоссовского и 19-го мехкорпуса под командованием Николая Фекленко затормозилось — передовые части были почти полностью уничтожены, остальные подразделения были вынуждены отходить. Остатки передовых отрядов мехкорпусов оказались отрезанными на расстоянии порядка 10 километров. На их окончательное уничтожение была брошена 13-я панцерная дивизия, которая прошлась по ним с фланга и затем повернулась на восток в направлении Ровно. Получилось так, что 13-я панцерная вышла в тыл остатков четырёх танковых дивизий и в последующие двое суток советские части двигались на восток вслед за немецкой дивизией. 11-я панцерная захватила основную переправу в районе Острога и советское командование было вынуждено собрать все возможные (но небольшие) резервы для блокирования 13-й и 11-й панцерных дивизий.

На южном фланге немецкой группировки советское наступление развивалось несколько успешнее. Там были собраны для удара 12-я и 34-я танковые, 7-я мотострелковая дивизии 8-го мехкорпуса и 14-я кавалерийская дивизия. На пополнение 10-й танковой дивизии 15-го мехкорпуса наконец прибыла 8-я танковая дивизия из состава 4-го мехкорпуса. Однако танков в этих частях оставалось лишь около половины от первоначальной численности (порядка 800 танков). 12-я и 34-я танковые дивизии продвинулись примерно на 5 километров, но не смогли прорвать оборону 111-й пехотной дивизии. Затем немцы двинули вперед 13-ю панцерную дивизию и вслед за ней 111-ю пехотную. Они смогли сделать коридор между 9-м и 19-м мехкорпусами, оперировавшими севернее Дубно, и 8-м мехкорпусом, атаковавшим южнее Дубно. 7-я мотострелковая дивизия была атакована с тыла 16-й панцерной, а 75-я пехотная ударила по 12-й танковой, отрезав её основные части от передовых отрядов.

28 июня 13-я панцерная дивизия достигла района Ровно, однако у неё не было пехотной поддержки, поскольку немцы бросили пехоту в район Дубно. 9-й и 22-й мехкорпуса смогли, отойдя от Дубно, занять оборонительные позиции севернее и юго-восточнее Луцка. Тем самым создался «балкон», задержавший группу армий «Юг» на её пути к Киеву. Считается, что в результате этого Гитлер решил изменить стратегическое решение и направить дополнительные силы на юг, сняв их с московского направления. В этот же день части 12-й и 34-й танковых дивизий сражались западнее Дубно, однако основные танковые части были вынуждены отойти.

Тем временем в район Острога прибыл 5-й мехкорпус, которому удалось остановить продвижение 11-й панцерной дивизии. Оборону южнее Бродов усилили части 37-го стрелкового корпуса. Для возобновления наступления немцы бросили на левый фланг советской обороны в районе Львова 9-ю панцерную дивизию. Этот манёвр полностью смял левый фланг обороны советских частей, которые к тому же из-за проблем снабжения испытывали недостаток боеприпасов и горючего.

Трудности переросли в катастрофу 29 июня. Утром 13-я панцерная продвигалась на восток от Ровно, в то время как советские войска отходили севернее и южнее города, параллельно движению немцев. Советские танки все чаще оставались без топлива, и немецкая пехота уничтожала остатки 12-й и 34-й танковых дивизий.

30-го июня 9-я панцерная дивизия атаковала остатки 3-й кавалерийской дивизии. Затем она отрезала 8-ю и 10-ю танковые дивизии, завершив их окружение. К этому времени командующий 6-й советской армией приказал всем своим частям отходить на позиции восточнее Львова. А немцы в это время собирали южнее Луцка части 13-й и 14-й панцерных дивизий, чтобы создать кулак для удара в направлении Житомира и Бердичева.

Потери

К 1 июля советские мехкорпуса Юго-Западного фронта были практически уничтожены. В 22-м мехкорпусе осталось около 10 % танков, в 8-м и 15-м мехкорпусах — 10-15 %, в 9-м и 19-м — около 30 %. В несколько лучшем положении оказался 4-й мехкорпус под командованием генерала Андрея Власова, ему удалось сохранить около 40 % танков.

Однако несмотря на огромные потери своими действиями механизированные части Юго-Западного фронта сумели нанести существенный урон войскам противника.

Персонально русский солдат был хорошо обучен и являлся крутым бойцом. Стрелковая подготовка была превосходной — многие из наших солдат были убиты выстрелами в голову. Его снаряжение было простым, но эффективным. Русские солдаты носили форму земельно-коричневого цвета, которая хорошо их маскировала. Их еда была спартанской, в отличие от нашей. Им пришлось столкнуться с нашей профессиональной тактикой немецких панцерных дивизий. То есть с маневренностью, неожиданными атаками, ночными атаками и взаимодействием танков и пехоты. Что касается русской тактики в приграничных сражениях. По нашему впечатлению, русские роты и взводы были предоставлены сами себе. У них не было кооперации с артиллерией и танками. Совершенно не применялась разведка. Не было радиосвязи между штабами и подразделениями. Поэтому наши атаки часто были для них неожиданными.Хайнц Гудериан.

Ожесточенные советские контрудары задержали немецкую группу армий Юг и тем самым сорвали молниеносный план войны. А также они вынудили немецкое командование перебросить на усиление украинского направления часть сил группы армий Центр, главной целью которых был выход к Москве. Пограничные сражения на Западе Украины хотя и обернулись неудачей для Красной Армии дали необходимый опыт ведения танковой войны советскому командованию, в том числе и маршалу Рокоссовскому.

Примечание

WLW Checked Off icon.svg Данная статья имеет статус «готовой». Это не говорит о качестве статьи, однако в ней уже в достаточной степени раскрыта основная тема. Если вы хотите улучшить статью — правьте смело!
  1. Битва под Дубно: забытый подвиг. Военное обозрение (30 июня 2015). Дата обращения: 5 июля 2023.
  2. 4-й "Львовский" мехкорпус 1940-1941 гг.. — Фронтовая Иллюстрация, 2009.
  3. Thomas L. Jentz. Panzertruppen: The Complete Guide to the Creation & Combat Employment of Germanys Tank Force 1933-1942: Vol. 1. — Атглен, Пенсильвания: Schiffer Pub, 1996.
  4. Исаев А. В. От Дубно до Ростова. — М.: АСТ; Транзиткнига, 2004.
  5. 212-я моторизованная дивизия. rkkawwii.ru (03.02.2016). Дата обращения: 14 августа 2023.