Наследие скифов. Северная Осетия

Российское общество «Знание»

Национальный колорит Северной Осетии построен из переплетения нескольких групп предков. Одни из них — древние скифы. Сейчас в республике не только возрождают древнее ремесло, но и развивают его. Здесь живет множество мастеров, которые занимаются оружейным делом. А местные жители изучают тайны башен предков и готовы делиться знаниями с другими. Смотрите наш новый фильм и узнавайте новое!

Конспект

Спикеры: Ирина Возиянова, Аслан Алборов, Виталий Алборов, Мурат Кануков, Заурбек Цаллагов

Республика Северная Осетия-Алания – это невероятные горы и широкие степи, где живут современные потомки знаменитых воинов: скифов, сарматов и аланов. Им есть чем гордиться и хватает сил, чтобы сохранять знания, которые были получены от предков.

Ирина Возиянова, кандидат исторических наук, доцент института СОГУ:

История современного народа, их сейчас называют осетинами, очень глубока и интересна. Можем начинать от арийской общности, которая впоследствии разделилась где-то второй половиной тысячелетия до нашей эры. Часть Ариев ушла на полуостров Индостана, а часть осталась на материке.

По ее словам, скифы через степи Евразии дошли до Центрального Кавказа, в результате чего произошла ассимиляция с местным народом. Из всех горцев, которые обитают на Северном Кавказе, только осетины относятся к иранской группе индоев

ропейской языковой семьи.

Оружейная мастерская братьев Алборовых

Аслан Алборов рассказывает, что они вместе с братом возрождают скифо-сарматскую культуру, работая с раскопочным материалом и восстанавливая старое оружие древних скифов.

Виталий Алборов отмечает, что культура скифов настолько необъятна, что весь мир буквально восхищен ею. Вместе с братом они изучают эту историю, которая вдохновляет их на созидание:

В основном мы занимаемся вооружением: луки, мечи, акинки – это малые скифские мечи. Все это из раскопок.

Сильная связь с лошадьми

По словам Ирины Возияновой, конь всегда играл очень важную роль в жизни скифо-сармат, осетин. Скифы виртуозно управляли лошадью с помощью ног: руки им нужны были для того, чтобы стрелять из лука.

Она отмечает, что лошади сохранили свое огромное значение в Осетии даже спустя века:

Тот, кто не имел коня в нартовском эпосе, – это птица без крыльев. Как может быть мужчина без коня?

Мурат Кануков, заслуженный артист Республики Северная Осетия-Алания, рассказывает, что лошадь всегда сопровождала осетина. Раньше это была воинская дисциплина, а потом стало искусством и спортом.

Труппа, в составе которой выступает Мурат Кануков, была основана в 1926 году Михаилом Николаевичем Тугановым. Он рассказывает, что вся его семья тесно связана с лошадьми – это та часть жизни, без которой уже невозможно жить.

Родовые башни Цаллаговых

Заурбек Цаллагов, автор проекта «Родовые башни», рассказывает о том, что его предок, который жил в 15 веке, начал строить башенный комплекс:

Не каждая семья, не каждый род мог позволить себе строительство башни. Те фамилии, которые имели собственные башни, они приравнивались к княжеским или дворянским титулам.

Основная фамильная башня их семьи обладает высотой в 6 этажей. Она использовалась исключительно в военное время во время нападений. Она выполняла роль оборонительной цитадели, куда могли зайти порядка 100 человек – это дети, женщины и старики. Мужчины же отправлялись защищать свои земли.

Заурбек Цаллагов рассказывает о том, что родовые башни Осетии – это целый комплекс из разных строений и разных башен. Одна из них называется Гонах, где на нижних этажах находилась скотина, которая своим теплом обогревала в зимнее время второй и третий этажи, где жили люди. Он также поведал об интересных традициях того времени:

Была такая традиция: наливали в специальную чашу пиво, и от старшего ее передавали к самому младшему, а от того – дальше по старшинству. Если чаша возвращалась  к старшему не пустой, то это значило, что было недостаточно мужчин в семье.

Фамилия рода писалась мужскими именами. Каждой невесте на свадьбе желали родить 7 сыновей и одну дочь, потому что на 13-14 году жизни девушки уходили в другой дом, становясь частью истории уже новой фамилии.

Заурбек Цаллагов отмечает, что родовые башни – это символ всего Кавказа, не только Северной Осетии. В сложные времена они служили основной коммуникационной связью между регионами. Когда приходил враг, за сотни километров от этого места загорались первые кавказские башни, это было сигналом о надвигающейся опасности.